РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Рецензии на книги

Рецензии на книги, вышедшие на бумаге

Страницы 121 из 124« В начало...«119120121122123»...Далее »

Анна Котенко. Рецензия на книгу Алексея Глушановского «Тропа Волшебника»

Алексей Глушановский — «Тропа волшебника»

Рецензия написана по просьбе автора.
Перед нами вторая книга из цикла про Олега, простого филолога из Екатеринбурга, который в один не очень прекрасный день его жизни оказался переброшенным в другой мир весьма стандартным для этого способом (обо всем этом читаем первую книгу «Дорога в маги»). «Тропа волшебника» является не просто продолжением истории, которую Алексей начал рассказывать в первой книге, но и самостоятельным произведением. Тем, кто не успел или не захотел покупать первую книгу, не стоит расстраиваться или бояться, что они ничего не поймут. Благодаря изредка вставленным в текст воспоминаниям героев, получается нарисовать вполне цельную картину происходящего в первом томе. Однако речь у нас пойдет о книге второй.
Читать далее

Петр Инкогнитов. Загадочная японская душа

Современная литература бывает русская, немецкая, французская, китайская, американская даже есть – вы приведете еще много примеров и дополните каждый пример конкретными фамилиями. Я тоже так мог, пока не задался вопросом – а что есть литература японская, современная. Ответ есть.

Кэндзабуро (Кендзебуро) Оэ.

С этого началось, да и продолжается мое знакомство с современной японской прозой. И мне интересно. Дабы ввести в курс дела, приведу вам некоторые справочные сведения: «ОЭ Кэндзабуро (р. 1935), японский писатель. В центре романов Оэ — нравственные искания послевоенного поколения («Личный опыт», 1964), трагедия Хиросимы, тревога за судьбы человечества в ядерный век («Футбол 1860», 1967; «Объяли меня воды до души моей…», т. 1-2, 1973; «Записки пинчраннера», 1976). Остросоциальный роман «Игры сверстников» (1979) о прошлом и будущем Японии. Автобиографический роман «Письма к милому прошлому» (1987). Нобелевская премия (1994).»

Читать далее

Анна Котенко. Рецензия на книгу Ольги Громыко, Андрея Уланова «Плюс на минус»

Заранее предупреждаю, рецензия может показаться не совсем объективной, потому что ее автор любит детективные сюжеты, а когда речь идет о фантастическом детективе, она медленно стекает по стеночке.

Начнем традиционно с сюжета. Есть такая организация Госнежохрана (жаль, что не Охренеж), которая занимается охраной нежити. Это вам не Ночной Дозор, тут все мирно и цивильно, метод решения проблем — мирные переговоры инспекторов с разными видами нежити.
Читать далее

Сивая Кобыла. Я ПЛАКАЛЬ или КАК ОДИН ЧУВАК ПРИКОЛОЛСЯ

на бестселлер Антона Сои «Эмобой»

Мое любопытство когда-нибудь меня погубит, правда раньше оно опустошит мой кошелек. Как, например, на днях желание безболезненно приобщиться к молодежной субкультуре ЭМО пробило в моем бюджете брешь размером в сто восемьдесят пять рублей. Я приобрела «бестселлер» Антона Сои «ЭМОБОЙ». Кстати, а почему собственно «бестселлер»? Мне кажется, что этим словом обозначаются книги, которые неплохо, а, вернее, очень хорошо, продаются. Как можно называть бестселлером то, что только поступило в продажу? Ну, да ладно, это я просто ворчу для начала. Итак, в руках у меня был бестселлер, а впереди дорога домой, то есть сорок минут метро, а дальше как повезет, сколько-то еще на маршрутках, и я наивно радовалась (ну, прямо как истинный эмо), что скучать в это время мне не придется.
Открываю книжку и сразу получаю то, что хотела. Описание живой и трепетной любви восемнадцатилетней (!) девственницы Кити, тру-эмо-герл, и реального пацана Егора из института физкультуры, пловца и носителя здорового начала и конца, который ему никак не дает покоя, потому как Кити соглашается лишь на подростковый петтинг. Секс обещается через месяц, но Егор не унывает, он пока утешается с Китиной подружкой-готкой Ритой, что дает читателю возможность коротко ознакомиться с основными положениями обеих субкультур. Девушки во время ласк очень любят объяснять Егору, как ведут себя истинные эмо и готы, и что представляют из себя обе идеологии. Правда этот экскурс столь же краток, сколь и непонятен для непосвященного хотя бы потому, что я, например, не знала ни одного названия культовых музыкальных эмо-групп, в песнях которых, собственно, и заложены основные эмо-идеи. Ладно, списываем это на мою ужасающую музыкальную безграмотность. Только вот книга почему-то рекомендована «лицам, достигшим 18 лет», ни одно из которых, я думаю, тоже не знакомо с творчеством, скажем, «Токио-Хотэл», от которого, насколько мне известно, тащатся девочки лет до десяти-двенадцати. Оставляя все это на совести автора, читаю дальше, приближая волнующий момент соития главных героев, которое должно состояться после концерта очередных эмо-кумиров, куда главная героиня пошла за «духовным катарсисом», а герой допущен не был и, на свою беду, ждал любимую возле концертного зала. И попал…
Храбрый спортсмен Егор, в предвкушении сексуального беспредела любящий весь мир, ввязывается в драку, чтобы защитить несчастненького эмо-кида, над которым гнусно издевались злые антиэмо. Ввязывается и погибает самым натуральным образом. Но «умирает не совсем». Очухивается герой полностью преображенным, и не где-нибудь, а в Эмомире. Представляете себе всю гамму чувств студента института физкультуры, крепкого блондина и разрядника-пловца, очнувшегося в хрупкой оболочке тонконогого эмо-кида в кедах с сердечками? Не представляете? Она описана очень подробно, причем каждая эмоция Егора, ставшего Эгором, в Эмомире превращается в какую-нибудь зверюгу или расцветает диковинным растением, которое тут же пожирает проводник Эгора по Эмомиру клоун Тик-Так. Вот так и без всяких галлюциногенов. Несколько страниц я еще надеялась, что надо мной прикалываются, и герой вот-вот очнется в больнице, будет любить свою Кити и мстить обидчикам, но… нет. Надежды мои были напрасны. Жестокий аффтар (йаду ему!) уготовил нам с Эгором путешествие по Эмомиру с его историей и географией, которые порой заставляли серьезно задумываться над тем, где же аффтар достает такую дурь, чтобы все это насочинять. Но тут я, наконец, поняла, при чем тут пометка про возраст читателей! Это все — аллюзорный прикол! Только сказав себе это, я смогла переворачивать страницы дальше.
Ну-ка, что вам это напоминает? У героя появляются, кроме клоуна, еще проводники: кот (кастрированный, правда, зато изъясняется гекзаметром, как магистр Йода) и симпатичная эмо-ведьмочка с голой грудью. Булгаковщиной потянуло, как бы кощунственно это не звучало. Кроме того, читать дальше меня заставляли некоторые диалоги героев, где попадались фразы вроде: «всегда гот off, как пионер» и прочие мелочи. Однако терпение мое вознаграждено не было, чем дальше я читала, тем яснее понимала, что надо мной просто издеваются, вернее, жестоко прикалываются. Аффтар грузит меня своими глюками по самое некуда! Я узнаю из чего состоит Эмомир (Эмокор), про жестокую жизнь эмо-кукол под властью королевы Маргит, которая оказывается вредным насекомым, про то, что Эмобой призван спасти Эмокор, оплодотворив королеву, но по ходу дела он «заделывает киндера» своей провожатой ведьмочке, бывшей барбикенке (это тоже такие жители Эмомира, совершенно бездуховные типы, в голове один секс). И тут я поняла, что у меня просто поедет крыша, если я немедленно не сделаю то, чего никогда не делаю с книгами. Я махнула рукой на возможность получения новых знаний и, безжалостно пролистнув страниц двести «бестселлера», прочитала конец, оказавшийся нетривиальным.
Эмомир оказался внутренним миром Кити, возлюбленной Егора, которая хранила светлый образ его в своей душе после смерти юноши. Великая книга, предсказаниям которой верили все жители Эмокора — комиксом, нарисованным Кити в тринадцать лет, а клоун Тик-Так — татуировкой на груди девушки, и послан был ее сердцем оберегать Эгора в Эмомире. Во как! А заканчивается все и вовсе феерически: сексом Кити и материализовавшегося Егора на безлюдном кладбище. Это действо спасает девушке жизнь, зато губит Эгора и Эмомир. В общем, «я плакаль».
Зачем я все это написала? Может быть, среди читателей найдутся такие же любопытные, как я, так вот, я героически спасаю их кошельки! Кстати, у аффтара «бестселлера» есть свой сайт. Там вы увидите фотографию вполне конкретного чувака под сорок, который выдумал этот жестокий прикол. Там же, кажется, есть несколько глав шедевра. Хотите порыдать? Вам туда, и… желаю удачи!

http://zhurnal.lib.ru/s/siwaja_k/emoboy.shtml

Сивая Кобыла на СИ

Анна Котенко. Рецензия на книгу Ольги Мяхар «Ведьма на задании»

Вообще-то, я пишу обзоры только тогда, когда прочитаю книгу целиком. Но тут я прочитала 3 страницы и больше не тянет. Пишу с одной целью, предупредить читателей не в коем случае не брать в руки эту книгу. Не знаю, как приняли к изданию такую деревянную историю про откровенно тупую девицу, да еще и написанную откровенно безграмотным языком. В библиотеке «Альдебаран» написали, что, возможно, автор ЭТОГО — некий известный писатель, решивший посмотреть, все ли «слопает» публика-дура. И, судя по отзывам, аппетит у толпы имеется.

А теперь мои впечатления:

Поведение героини даже гротескным не назовешь, интеллект на уровне 5-летнего ребенка, а не выпускницы школы магии. Подростку вольно шутить и баловаться, но, извините меня, не ТАК, как это описано в истории Мяхар. Поведение главной героини даже не вызывает улыбки.

А стиль автора, вообще, не поддается какой бы то ни было критике: эти фразы в скобках на несколько строк, а.к.а. флэшбэки, вообще, мешают восприятию текста. Николай Васильевич Гоголь, автор очень длинных, как помнят ЧИТАВШИЕ в школе «Мертвые души», абзацев, обзавидовался бы. Приведу наиболее яркие примеры (пунктуация сохранена):
Соседи были проверенные, как никак вместе списывали на экзаменах, и резко придвинулись друг к другу, закрывая меня своими широкими, и не очень, спинами.

— Дорогие выпускники нашей академии (на слове дорогие кто то хмыкнул, некоторые из нас и вправду обошлись академии очень даже не дешево, вспомнить хотя бы неудавшееся заклинание телепортации, когда вместо двух ваз Вася лишил нашу академию крыши, вернуть коею из соседнего королевства так и не смогли, королевство оказалось жадное и черепицу быстро растащили добропорядочные граждане окрестных деревень, наотрез отказавшись возвращать совместно наворованное имущество, так что пришлось крыть академию заново), я рад поздравить вас с окончанием нашей академии и удачную сдачу экзаменов.

— И сейчас, перед началом выпускного бала, по старой традиции в эти входные ворота (все с вожделением посмотрели на две покосившиеся деревянные дверцы, державшиеся на честном слове и друг на друге (прошлые кто то спер, а новые заняли у сарая)), войдут первые ваши работодатели, на которых по контракту, который вы подписали при поступлении в нашу школу магии, вы обязаны проработать ровно 2 года. — вложенные скобки, как я всегда думала, допустимы только в научных изданиях, и то, не рекомендуются к использованию. Да и числительные первый раз вижу, чтобы пропускали в печать в виде цифр.

Юмор юмором, но когда он подменяется несказанной тупостью и шутками на уровне идиотских американских мультиков: «дали в морду утюгом и лицо расплющилось, бросили в человека файербол, и он стал черным как трубочист, а через секунду отряхнулся и пошел», извините, не вызывает у меня улыбки.

Резюме: Автору — учить русский и читать побольше качественной литературы, вдруг да и писать научится (лишь бы мир не рухнул, когда свершится сие чудо). А тем, кому ЭТА книжка понравилось — немедленно пройти тест на IQ и обратиться к психиатру. Возможно, деградацию вашей личности еще можно остановить.
Оценка 0 из 10. Читать рекомендуется только тем, кого не приняли в издательстве и мотивировали отказ плохим стилем, чтобы знали, что публикуют и ХУЖЕ!

http://zhurnal.lib.ru/a/alowa_eleonora_aleksandrowna/critics12.shtml

Страница А. Котенко на СИ

Рецензия на книгу Н. Дьяченко — «В любви как на войне все средства хороши»

С портала ВТОПКУ.РУ

Я не сомневалась, что еще не раз встречусь с Анджеликой Альпеншталь, но не ожидала, что увижу ее ФИО в подписях к художественным произведениям. Эта книга — сборник рассказиков о любви, и под некоторыми из них красуется: «(с) Автор идеи Анджелика Альпеншталь».
Пиздец. Теперь, чтобы хуйню писать еще и соавтор по идеям нужен.Вы, несомненно, такие рассказы читали. Классе в 9. А может и сами сочиняли. Знаете, как я шла по улице, такая красива и несчастная, а тут мимо с визитом в Москву ехал Арнольд Шварценеггер на лимузине и как бы меня сбил, но не сильно. А потом извинился, увидел мои глаза и влюбился, и взял с собой в Америку, а там его коварная жена пыталась нас отравить, но любовь сильнее… Нет, не сочиняли? Ну почитайте тогда эту книжку. Меня особенно впечатлил вольный пересказ «Призрака оперы» с русской девушкой в главной роли. Или как вам это: он был бедный студент, которого ждала стажировка в Болгарии, а она дочь богатых родителей. И вот он шел весь в тоске, а тут ему однокурник: «Давай я угощу тебя наркотиком». Он и укололся. А потом пошел и сбросил ее с моста. И поехал в Болгарию. Или вот другой сюжет: героиня исследует льды в экпедиции с 15 мужчинами. Она некрасива и спит со всеми. Тут приезжает вторая женщина, красивая, и всем отказывает. Мужчины ее убили, а главная героиня вернулась домой, стала библиотекарем и больше ни с кем не спит.Идиотизм там во всем. Если героиня хочет поехать в Америку, она в тот же день покупает билет и летит. Кто сказал «виза»?

Местами книга идиотически смешная. Дальше цитаты.

 Они перевернули гроб на бок, продемонстрировав очень раздраженному Анжею, что внутри пусто. Затем, отшвырнув его и пнув ногой, охранники ушли.
 Анжей был потрясен выражением загнанного зверька, появившимся на ее личике. Ему стало так неприятно, что он едва смог переспать с ней.
 Как обычно. — Сухая, краткая констатация факта. Но за этим — струя боли, словно грязной воды.
 Чтобы подчеркнуть глаза, девушка надела облегающий тонкую высокую фигурку голубой костюмчик.
 Естественно, войдя в женский туалет, девушка очень удивилась, увидев там молодого, довольно-таки красивого парня. Он был брюнетом со жгучими черными глазами и смотрел на нее недобрым взором. «Явно сглазит! — с тоской подумала девушка. — Еще и как!»
 Ошеломленная, Вероника вышла из туалета на ватных ногах. На изнасилование она не очень обиделась…
 Страшно захотелось как можно скорее покинуть самолет, но она не знала, где хранятся парашюты и откуда правильнее спрыгивать, чтобы тебя не затянуло в пропеллер и не разрезало на мелкие кусочки.
 Клара много узнала про их компанию. Она и так догадывалась, что они занимаются рекламой, а теперь убедилась в этом на все сто процентов. (Героиня работает в фирме секретарем. Neznat).
 Фантазии были разные. И только сейчас, отъезжая от японско-корейского ресторанчика, она вдруг осознала — словно на нее ведро ледяной воды выплеснули, что Михаил совпадает с образом взлелеянного годами идеала на 89%.
 На ее сухощавом теле отлично сидели леопардовые брючки в облегончик — так же плотно, как и ее собственная кожа, и легкая шелковая блузка, подчеркивающая красоту небольших полушарий груди.
 … закутавшись в новую лыжную куртку, лыжные брюки и совершенно лыжные кроссовки.
 Блаженство мало-помалу выдавило широкую улыбку на моем лице.
 … но напряженность и какая-то даже окаменелость позы говорили о крайнем напряжении…
 Врачи накрыли почившую простыней с головой и быстро ретировались из комнаты, выключив все приборы, поддерживающие жизнеобеспечение, кроме кардиографа — о нем почему-то забыли.
 Ее полуобнаженная фигурка в свете камина выглядела точеной, как облик феи. (спустя страницу о ней же. Neznat) … злобно фыркнула молодая, белотелая, как курица, девушка.
 Сразу же сон соскочил и удрал, как испуганный заяц.
 Тяжелые бархатные шторы практически полностью закрывали широкие, высокие, удлиненные, истинно готические окна.
 … она увидела молоденькую глуповатую, но добродушную служанку Дороти (через обзац о той же служанке. Neznat) … с гаденькой усмешечкой сообщила девушка.
 Затем он поставил на круглый столик вино, откупорил его и налил в бокалы алой жидкости, так похожей на кровь.
 … требовательно заорал мужчина с большим животиком и еще более обширной лысиной.
 Нежная загорелая кожа, идеальное тело, черные волосы и зеленые глаза. Впрочем, она предполагала, что это яркие цветные линзы. Он покорил ее какой-то естественностью.
 Всю дорогу они молчали. Она — так как действительно не знала, о чем с ним говорить. Ну не о бриллиантах же, на самом-то деле?
 На небольшом столике небрежно стояло фарфоровое блюдечко с дольками лимона.
 Они очень редко общались хотя бы потому, что Женя продавал наркотики и Сережа относился к нему с брезгливостью.
 Ведь при первом половом акте мужчина не просто проникает членом внутрь, а разрывает душу. На куски.
 Я рисковала заразиться гриппом, но я плевала на страх и ухаживала за ним вместе с его мамой!
 Через его окно проникало самое чистое в мире дыхание — дыхание грязной воды.

Неее.
Я ее не выкину.
Подарю.

Опубликовано на портале ВТОПКУ.РУ

Сивая Кобыла. Фантазии мужчины о фантазиях женщины

ФАНТАЗИИ МУЖЧИНЫ О ФАНАТЗИЯХ ЖЕНЩИНЫ

( о книгах Анатолия Тосса «Фантазии женщины средних лет» и «Американская история»)

Оба романа ярко повествуют о морально-интеллектуальном превосходстве мужчины над женщиной, но написаны от лица женщины автором-мужчиной. Круто? Еще бы! Диагноз на диагнозе. Но при этом читаются очень даже неплохо, особенно если у вас есть время делать это, не отвлекаясь на пошлые мелочи быта. Предупреждаю, если сейчас у вас возникло желание прочесть их, то быстро закройте эту статью, которая далее будет изобиловать спойлерами, как это модно сейчас говорить.

Читать далее

Денис Щемелинин. Не про$и$г$рать Россию

Рецензия на роман Беркема аль Атоми

«Мародер«

Издательство «Крылов», СПб

Обложка []

Все дело в книге. Книге о последней, безвозвратно проигранной войне за Россию. Книге о том, что имеет цену в настоящей реальной жизни, а не в пресловутом всепоглощающем медиа-поле. Книге, которая не рассказывает и не предупреждает, а лишь констатирует сухие цифры статистики ярким образным языком, наотмашь бросая каждому в лицо — «Нам хана!»
Роман неполиткорректный и наполнен антиамериканизмом. Он провоцирует читателя на сильные эмоции, глубокие размышления и крепкое матерное словцо. Иногда нам это действительно нужно. Для взаимопонимания. Лучшего.
Очень точно, информативно и кратко автор описывает мир «недалекого» будущего. Нет России — есть безликие «зоны ответственности», нет общества — есть стадо быдла и хищные безжалостные охотники-мародеры, нет морали и нравственности — вместо этого планомерно функционирует жесткий принцип естественного отбора, и есть главный герой — запутавшийся в паутине катастрофы обыватель, пытающий выжить и сохранить остатки человечности.
Читать далее

Немножко новейшей Блонди-истории…

Немножко новейшей Блонди-истории…

Выбегав вместе с Дженни и Леной Николаевой сборник стихов Алексея Уморина, Блонди решила, что пора ковать, пока горячо и так далее. Но в издательстве N. как-то не срасталось, а время шло, а книжку хотелось, а НГ на носу и без книжки грустно. Потому что настроилась ведь. Не срасталось по разным причинам в течение полугода.
Блонди уехала в Крым. Здесь руководители керченской полиграфической фирмы «Одетта» Александр и Вера Ивановы пожалели писателя-сироту и, хлоп, за два дня была полностью сверстана лайт-версия книжки-неудачницы и сделан сигнальный экземпляр… Чтобы успеть до отъезда озадачить заказом типографию, книга была затеяна небольшого объема, на скрепке, и, к огромному моему сожалению, без предисловий Уморина и Дженни. Но зато сохранена заставка, выполненная специально для сборника Квинто Крысей и осталась дивная обложечка, которую тоже мы с ней вдвоем придумали.
В книгу вошли рассказы:
Флейта
На запах
Мальчики, девочки
Мадагаскар для двоих
Плавая с дельфинами
Поцелуй
Почти
Вибратор
Сказка Для Кошек и Котов
Двойной Оранжевый
Июль. Срок жизни
Всего 88 страниц.
Цена книги 100 руб. И 150 руб. с автографом мини-текстом.
Без учета пересылки.
Конечно же, огромное спасибо тем, кто поддерживал и помогал мне, в особенности в этом дивном, замечательном и совершенно суматошном году.
Хорошего настроения и чудесных праздников!!!
Саша и Вера Ивановы. И Блонди - 2 шт. [Алекс]
Саша и Вера Ивановы. И Блонди — 2 шт.
Блонди-книжки [Бло]
Блонди-книжки
(кстати, там внутри написано «из коллекции портала Книгозавр». А это вам не кот начихал, дорогие авторы и читатели.
Кто следующий?

Петр Инкогнитов. Стильный антисоветчик

«Попа расстригли и сделали, по его просьбе, под фокстрот»

Произведения этого автора надо давать читать красной и оранжевой молодежи России. Чтобы они поняли (если ума хватит), к чему они придут.
Когда деревья были большими, а колбаса была по два-десять, существовал слой людей, именуемых антисоветчиками. Антисоветскость проявлялась в самом широком диапазоне – от слова (подпольно распространявшегося путем копирки и синьки), до дела (бытового пьянства). Кто-то считал нужным боролся на полном серьезе, кто-то на кухне, а кто-то из-за границы, но это уже – эмиграция и её надо рассматривать через совсем другой иллюминатор. Одним из главнейших средств борьбы в руках антисоветчика был собственный криатифф. С антисоветчиками и прочим антисоциалистическим криативом боролись, правда административно-уголовными методами, хотя можно было побороться и симметричными, литературно-художественными приемами, ибо их криатифф, как говориться, не жжот. Хотя в этом литературно-алкогольном кошмаре возникали личности, однозначно и категорически знаковые, криатифф которых старательно читали, размножали и передавали, а некоторые даже пытались им подражать. Однако ничего из этого не вышло. Антисоветчики канули в Лету вместе с Советами, и теперь о них помнят разве что аксакалы канала «Культура» (я тоже знаю нескольких – например алкашей и бездельников – Митьков).
Социальный протест был у многих, а художественный был присущ единицам. Андрею Платонову, например.
С творчеством Платонова российский человек знакомится на уроке литературы в десятом или одиннадцатом классе, знакомится условно и поверхностно, в течении одного занятия. Но этого мне хватило, чтобы запомнить его имя среди остальных объектов преподавания.

«Рыли котлован под фундамент клуба,
нашли ветхий гроб без покойника и в нем
четверть водки. Выпили. Водка была нормальна»
Первое, что бросается в глаза – это язык, которым писал Платонов, несколько корявый, но очень меткий и ёмкий, шероховатый, как наждачная бумага – и поэтому цепляющий всех, трудный язык – и поэтому его нельзя, его невозможно прочитать по диагонали, его возможно только прочитать, увидеть и осмыслить. По другому – никак. Но самое главное, что выделяет Платонова на фоне других писателей – это не слово, и не смысл, который в словах и между ними, а в ощущении самого текста, который ощущается всеми органами чувств – глазами, ушами, кожей… Это вырвет тебя из кресла и заставит прогуляться под невидимым конвоем по Великой Совдепии и узнать, чем дышали люди и от чего они переставали дышать на фоне тусклой природы. Платонов вам доходчиво расскажет, кем и как начиналось светлое будущее и чем оно должно закончится. В творчестве Платонова можно проследить и историю страны, вернее то настроение, с которым страна жила в непростую советскую эпоху – энтузиазм, переходящий в ненавязчивое безумие.
В свое время Платонов был в числе неудобных писателей, его книги в Союзе к изданию были запрещены. И это неудивительно – повести «Котлован» и «Чевенгур», антиутопии по сути, по силе воздействия на неокрепший ум можно смело ставить рядом с «1984» Оруэлла. Только в нашем случае все очень даже конкретно.
К прочтению – рекомендуется.

Петр Инкогнитов специально для Книгозавра.

Страницы 121 из 124« В начало...«119120121122123»...Далее »

Чашка кофе и прогулка