РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

2. Рецензии и критика

Критические статьи и обзоры современной литературы

Страницы 1 из 16712345»...Далее »

Стас Толокно. Всюду жизнь, или «Отцы и дети» по-новому

 

О романе Павла Манылова «Папа»

 

Роман Павла Манылова «Папа» удивляет не только вечной темой «отцов и детей», решенной по-новому. Хотя, решение этой проблемы в контексте новейших времен и пресловутого конфликта поколений – задача не из простых, даже в прозе. Интересно и необычно в романе то, как его автор сооружает жанровую конструкцию из, казалось бы, привычных деталей – семейная мелодрама, криминальный боевик, производственная трагедия. При этом речь также о временных константах, которые в этой истории молодого героя, выросшего в провинциальном городе в семье врачей, но не желающего вести такую жизнь, как они, размыты, аморфны, не сформированы до антропологического конца. То есть, на дворе — начало двухтысячных, расцвет экономики и культуры, а проблемы у героев романа решаются по старинке. И это не дедовские методы, как у Костиного отца, Семёныча, за которым тот наблюдает с иронией. Всеми уважаемый кардиолог «скорой помощи» за копейки спасает человеческие жизни, а потом заглушает стресс алкоголем, но все вокруг его узнают, помогают, выручают, даже когда помощь нужна его сыну, ввязавшемуся в сомнительную историю.
Читать далее

Саша Латовски. По ходу чтения. Идеальные убийства в исполнении Питера Джеймса

Питер Джеймс (комплект из 10 книг) ➠ Джеймс Питер | Буквоед ISBN 978-00-1259778-0

Питер Джеймс, романы о суперинтенденте полиции Брайтона Рое Грейсе.
Мы привыкли читать и писать это слово по-другому, я про это тоже скажу. Пока о самом чтении.
Это очень годное мейнстримовое сериальное чтение. Если иметь в виду некоторые именно сериальные условности.
Да, автор в каждом романе пересказывает основные важные вещи. Я эти абзацы мирно пропускаю.
Да, почти каждый роман имеет навязшее в зубах название, в котором обязательно присутствуют слова «смерть» или «мертвый». Я понимаю, что это на 99 процентов требование издателей, так что снова тот же хоровод из мертвых хваток, смертей по заказу, умри завтра, люби меня мертвым и так далее-далее. Особенно умилило, что и у Джеймса есть роман с уникальнейшим названием «Идеальное убийство», надо бы их все посчитать…
Читать далее

Елена Черкиа. По ходу чтения. Поле кактусов для поедания плачущими мышами

Заметки о книге «Противостояние лучших», антология 2015 г

Днвнк чтн. Это я сейчас про мышей и кактусы, и о пользе там, где её вроде и не ждёшь)
Среди всяких антологий, которые, как я знаю из собственного читательского опыта, бывает отличными, а бывают хуже некуда, нашлась книга «Противостояние лучших» (составитель писатель Бальдаччи). Я уже читала всякие высосанные из пальца противостояния и партнерства и продолжения холмсианы и холмс в мистике и тому подобное, и поняла, что как правило, такие книги — полная собачья чушь. Но так как я недавно перечитала Лихейна и он снова меня покорил, то повелась на его рассказ, который написан в соавторстве с Коннелли и в антологии торжественно — самый первый.
Начав читать, выяснила, что я его уже читала, в другом переводе. О, это ирландское женское имя Шивон! Его переводят как Шифон, Шиввон, и вот в книге совсем уж невнятное Чиффон. Но это так, пустяки.
Главным оказалось то, что книга вообще и совершенно не годится для чтения. Нет, чтоб колоться и кушать кактус до послесловия — самое оно, потому что в списке авторов как раз много известных имен, и я некоторых детективщиков отсюда очень даже неплохо читала. Тот же Рэнкин, кроме Лихейна, например.
Читать далее

Елена Черкиа. По ходу чтения. Люди комиссара Мегрэ

Жан Габен в роли комиссара Мегрэ в фильме «Мегрэ и дело Сен-Фиакр», 1959

С великим удовольствием читаю трехтомник Сименона «Весь Мегрэ». Несколько основных вещей, по ходу чтения.
Романов много. И они хороши. Емкая, без лишней воды, но очень сочная и живописная проза. Стыдно мне должно быть, но за Сименона я очень долго не бралась по одной причине: слишком уж много романов, наверняка там несколько хороших, а прочие проходные, послабее, ибо — слишком уж много. А нет проходных, все написаны очень хорошо; и обидно, что я не умею останавливаться и читаю быстро (сейчас уже не так быстро, как раньше, научилась замедляться). Хороший роман всё-таки это форма, которая требует осмысления, и побыть с историей после того, как она рассказана. Но я могу ведь потом перечитать, так? Уже спокойнее, не торопясь и зная, что чтение будет в удовольствие.
Читать далее

Истины и судьбы

…Они знают о книжках слишком много

Алекс Громов — руководитель жюри премии Terra Incognita, порталов Terraart и Terrabooks, автор ряда книг, опубликованных в России и Европе тиражом более 500 тысяч экземпляров, лауреат премии им. Пикуля и премии литературного журнала «Москва». Ольга Шатохина – автор романов, литературный обозреватель ряда изданий. Награждены Кульмскими крестами за возрождение и развитие исторических традиций отечественной литературы, почетными призами Генеральной дирекции международных книжных выставок и ярмарок «За верность книге», Карамзинскими крестами.

Заботясь о ближних и дальних

image

Сейед Мохаммад Хосейн Табризи. Герои Сталинграда

Это поэма, увидевшая свет в 1946 году, принадлежит перу выдающегося иранского поэта, писавшего под псевдонимом «Шахрияр».  Выходец из интеллигентной тебризской семьи, он с юных лет увлекся классической литературой, — прежде всего, традиционной персидской поэзией. Впоследствии стихи Шахрияра обрели широкую известность, а день его кончины, 18 сентября, по сей день отмечается в Иране как День персидской литературы и поэзии.

Многие свои произведения Шахрияр посвятил знаковым событиям ХХ века. В их числе – поэма «Герои Сталинграда», которую впервые на русском языке публикует издательство «Садра». Помимо самого стихотворения, книга включает в себя развернутое предисловие переводчиков, в котором излагается биография поэта и описываются характерные черты его стиля. Шахрияр получил широкую известность как мастер сочетания разговорной речи, актуальной политической повестки с классическими образами персидской классики образов. Эти стилистические особенности придали его стихам особую выразительность. Читать далее

Книги Если. Географ пропил глобус, жену, любовь, а потом вылил вино в цветочный горшок

Алексей Иванов. «Географ глобус пропил», роман

«Географ глобус пропил» Алексея Иванова – для меня книга, прочно занявшая место в ТОП-10. История, в которой каждый раз нахожу и что-то привычное, тёплое, и что-то неожиданное. Роман об ошибках и попытках прожить эту жизнь так, как правильно, разобраться, что к чему в непростых человеческих отношениях, цепляет с первых строк. И вот уже второй час ночи, остывший чай, а ты сплавляешься вместе с героями по злому Понышу, речке Ледяной, и руки покрываются мурашками, тяжелеют от воображаемой натуги.

Стоп-кадр из фильма «Географ глобус пропил» 2013 года, режиссер А. Велединский
Читать далее

В предвкушении лета

…Они знают о книжках слишком много

Алекс Громов — руководитель жюри премии Terra Incognita, порталов Terraart и Terrabooks, автор ряда книг, опубликованных в России и Европе тиражом более 500 тысяч экземпляров, лауреат премии им. Пикуля и премии литературного журнала «Москва». Ольга Шатохина – автор романов, литературный обозреватель ряда изданий. Награждены Кульмскими крестами за возрождение и развитие исторических традиций отечественной литературы, почетными призами Генеральной дирекции международных книжных выставок и ярмарок «За верность книге», Карамзинскими крестами.

Вечность и повседневность

1

Хафиз. Сто газелей

Великий Хафиз Ширази, поэт XIV века, прославился как мастер поэтической формы под названием «газель». Его творческое наследие на протяжении веков владело умами исследователей и рядовых читателей, оказывало исключительное влияние на классическую персидскую литературу. Хотя газели появились задолго до Хафиза, именно ему удалось довести до совершенства искусство их сложения. Газель состоит из двустиший (бейтов), каждое из которых представляет собой законченное высказывание; при этом, однако, стихотворениетоже остается целостным по смыслу и содержанию произведением.

Читать далее

Книги Если. Два важных слова – мама и папа

Каково это жить с родителем, у которого есть психологические проблемы? Или, может быть, физические травмы?

Большинство очерков в сборнике «О чем мы молчим с моей матерью: 16 очень личных историй, которые знакомы многим», составленный Мишель Филгейт, рассказывают о чувствах маленьких детей внутри взрослых. Некоторые истории заканчиваются хорошо – разговором о том, что наболело. Вскрытием старых детских мозолей. Некоторые – уверенностью в заплесневелых обидах.
Читать далее

Пойдем в театр! Елена Черкиа. Репетиция репетиции «отрицания отрицания»

Такая вот сложилась игра слов, после того, как я попала на репетицию нового спектакля Народного коллектива АРК » Новый любительский драматический театр».
«Жизнь не по Марксу… Отрицание отрицания» (режиссёры А. Гершзон и Ю. Орешко)

Вторая «репетиция» в заголовок новости добавлена мной — уж очень интересно звучит название спектакля «Жизнь не по Марксу… Отрицание отрицания», если знать, что поставлена пьеса по мотивам произведений Леонида Филатова и основным произведением стал его литературный сценарий «Сукины дети».

Ведь этот сценарий — о театре.

О людях театра, которые сталкиваются с людьми, совсем от театра далёкими, но – власть предержащими. И яркое, драматичное столкновение двух абсолютно, космически разных миров происходит как раз на территории театра, где: актёры, роли, пьесы, характеры, спектакли. И – репетиции…
Читать далее

Елена Черкиа. Сто прочитанных романов. Псы, но — Господни…

О романе Александра Уралова и Светланы Рыжковой
«Псы Господни»

Обложка произведения Псы Господни (Domini Canes)

Писать о хорошей книге нелегко еще и потому, что для баланса полагается найти какие-то недостатки и к ним прицепиться, а то вдруг читатели решат, что это не осмысленный отзыв о прочитанном, а безудержное восхваление.
Но я читаю много книг авторов самых разных, от практически никому неизвестных до самых популярных. И знаю, что кроме именно недостатков текста (такое впечатление, что въедливые читатели всегда ищут тот самый — Идеальный Роман, единственный, найдут и будет им счастье, вечное) есть еще читательское отношение к рассказанной автором истории. Оно тоже часто принимается за недостатки написанного. «Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколько-нибудь развязности, какая у Балтазара Балтазарыча, да, пожалуй…» и так далее…
В итоге получается, что мелкие читательские претензии к себе вырастают до крупных упреков в сторону автора.
Постараюсь без этого обойтись.
Да! (с)))
А если без этого обходиться, то в сухом остатке что?
Читать далее

Страницы 1 из 16712345»...Далее »

Чашка кофе и прогулка