РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

4. Публицистика

Статьи на общелитературные темы

Страницы 1 из 5612345»...Далее »

Вячеслав Барышин. Исповедь литературного негра. Часть 2

исповедь литературного негра

Продолжить можно с любого эпизода этой картины или фильмы, или жизненной ленты, которая называется писательством. Ах, жар сочинительства, откуда ты берешься? Все ли тут так уж хорошо? Я много размышляю об особенностях систем, систем общественных, условий, которые приводят к возникновению писательского коллапса. Эту мысль нужно сформулировать так: любое явление должно иметь некие рамки. Но что бы тут сказать для наглядности: представим себе, что число производителей еды в один момент увеличилось бы в сто раз. Помимо привычных нам торговых сетей появились бы новые – десятки, сотни новых, кроме этого, все домохозяйки стали бы открывать свои магазины? Как вам такое? Продолжая тему, мы можем нарисовать себе картину необыкновенную: вы решили купить сыр, а сыр кругом. Магазины же, вследствие того, что сыра много, но также и не вследствие этого, а по каким-то прочим причинам, особенно за качеством не следят. Итак, что купить? Ага, а вместо того, чтобы покупать, вы вдруг тоже решаете, что тоже станете производителем.
В случае с продуктами питания все сложнее – они пропадают. Тексты, конечно, продукт долговечный, но что делать, когда производителей больше, чем потребителей, и почему так получилось?
Читать далее

Вячеслав Барышин. Исповедь литературного негра. Часть 1

Шон Кернан, фотограф, Рок

Про негров писалось сколько угодно. Я всегда хотел, чтобы люди видели разницу между сферами: человек, приученный — приученный, причем не по своей воле, к концепту «везде одинаково» — мерит это по шаблону, прежде всего, по наличию машин или по некоторым товарам в супермаркете, что и правда, во многих отраслях жизни выглядит одинаково. Однако, литература имеет много своих уникальных специфик. Я должен сказать, что наша страна – самая литературная в мире уже хотя бы потому, что писателей здесь больше, чем читателей, в разы, и все это вносит свои коррективы в работу сочинителя. Огромен мир литературы, начиная с любителей, продолжая многочисленными абстракциями этой же реальности, переходя и на те слои, где присутствуют толстые журналы, литературная критика и профессиональные читатели.
Но, начиная свой рассказ, я бы хотел, чтобы и те люди, что будут его читать, понимали базис. Надстройка, эмоциональный фон, мечты – все это ни к чему. Начнем с денег.
Я пишу книжки для индийского рынка. Схемы никакой нет – есть товар, есть уважение к цене и минимальная планка, ниже которой нельзя опускаться. Вы, скорее всего, очарованы фильмом Поланского «Призрак» (главный герой фильма зарабатывает на жизнь написанием мемуаров для знаменитостей, он виртуозно владеет пером, но никому не известен). Это правильно. Это – хорошая тема.
Я, впрочем, назову тариф, который многих не удовлетворит: 2000$ за все.
Читать далее

Тамрико «Учительские сказки». Часть вторая

Первая часть «Сказок» здесь

6

Однажды, в конце прошлого века, учительница и её подруга завуч задумались: наступает новый век, а им по сорок пять – ни молодости, ни красоты былой нет. И решили они что-то предпринять для улучшения внешности. Увидели они рекламу чудодейственных капсул «Виардо». Но поскольку обе были на бюджетной зарплате и не привыкли тратить её на себя да и не очень доверяли рекламе, то решили купить одну упаковку капсул и разделить.
И вот во время контрольной работы в выпускном классе открывается дверь, появляется завуч, видит, что все заняты делом, останавливается на пороге и, стараясь не мешать, громким шёпотом говорит:
— Ну что, вы виагру поделили?
В тихом классе стало ещё тише, все подняли головы от тетрадок, а один ученик сказал:
— Вот это да! Оказывается, ничто человеческое вам не чуждо!
— Ты прав, ученик, — скромно сказала учительница и не стала ничего пояснять. «Пусть о нас хоть раз подумают что-то хорошее», — решила она.

Читать далее

Два вагона лета! Элтон Иван беседует с Еленой Черкиа, вопрос первый

два вагона лета, мини

Проект «Два вагона лета» существует давно, объединяя сразу несколько литературных сайтов. В проекте принимали участие такие формации как МЕГАХАОС, ГОНЕВОГРУПП, КАМЕРА КУНСТА — удивительные сетевые сборники удивительнейших литературных текстов, концепций и буйной игры воображения. И где-то между 2009-м годом и 2011-м, а может быть и 2013-м — определить точнее временные рамки в реальности, заданной когда-то ХАОСОМ с приставкой МЕГА все равно не получится, там даже календарь другой (мы покажем вам один зи календарей Хаоса) — в проект влился литературный портал Книгозавр, принял участие в погрузке вагонов, затем участники совершили необходимый ритуал Двух Вагонов (мы напомним вам о нем отдельно), уселись удобнее на открытых платформах, и…
правильно — уехали в страну Лето.
Читать далее

Именной Указатель Книгозавра. Катя Если (Екатерина Бирюкова)

Катя Если

Именной Указатель Книгозавра представляет нового автора. Хотя на самом деле, автор рецензий Катя Если (Екатерина Бирюкова) порталу уже хорошо знакома — по участию в конкурсе «Хочу туда!» и рецензиям, опубликованным в 2015 году. Но теперь Катя выступает в новом качестве: ведет собственную литературную колонку. Прекрасно, когда появляются авторы, которым есть что сказать о прочитанных книгах, сказать интересно и вдумчиво, и даже если сотрудничество с порталом не длится годами, итог есть всегда: цикл публикаций, которые можно перечитывать, чтобы напомнить себе о хороших книгах.
Читать далее

Елена Блонди. Три перевода романа «Темная половина» Стивена Кинга — выползни или ползоиды?

Картинки по запросу темная половина книга

Не претендуя на знание английского языка, а уж тем более, не желая поправлять переводчиков, просто расскажу, что помогает мне выбрать тот перевод, который я буду читать (а не мучиться).
Роман в подборке представлен тремя переводами. О сюжете скажу коротко, но важное: главный герой написал несколько успешных книг под псевдонимом — про беспощадного и абсолютно аморального убийцу. В отрывках упоминается имя злодея и название первой книги о нем, которая стала бестселлером. Свои примечания я допишу курсивом.
И напоминаю — я выбирала книгу для чтения, руководствуясь не точными совпадениями текста на двух языках, а тем, какой в итоге получился русский язык (достаточно ли он вообще русский)).
Итак, отрывок первый, три варианта от трех переводчиков:

1. «Когда Тад спросил его, неужто кто нибудь в мире всерьез интересуется и озабочен тем фактом, что Бомонт написал несколько книг под другим именем, Дональдсон ответил так, что сильно рассмешил Тада «Отчеты свидетельствуют, что большинство читателей „Пипл“ имеют чрезвычайно узкие носы. Потому в них очень трудно ковырять, и они вынуждены лезть в чужие дела и души. Они прямо таки жаждут узнать все, что можно, о вашем приятеле Джордже»». (перевод В.Сухорукова)
Читать далее

Николай Желунов. Комментарий к стартующему конкурсу РВАНАЯ ГРЕЛКА

Те писатели, кто в нее играет, часто верят, что это приносит какую-то пользу им, как литераторам. Притом многие признаются, что вне конкурсов ничего не пишут — потому что не хочется. Когда спрашиваю их: почему так? Отвечают – потому что Грелка это драйв и адреналин, а без него как творить? Так говорят и успешные игроки, и те, кто редко выходит во второй тур. Я и сам много лет отдал конкурсам и прочувствовал это на себе.

С точки зрения психологии, литконкурсы для многих становятся формой зависимости. Приходя в игру, молодой автор испытывает массу эмоций. Во-первых, он прикасается к миру серьезной литературы (известные авторы задают темы, а раньше они еще и играли вместе с неофитами). Во-вторых, целый спектр чисто игровых удовольствий: угадывание (в том числе известных авторов – хотя они давно не играют), соревнование, боление за рассказы и игроков. В-третьих, он получает подкрепление своим графоманским, ой простите, литературным устремлениям – вот же, целая толпа таких же, как он, будущих достоевских и стругацких, и я среди них. Долгий период ожидания результатов усиливает кайф от их получения. Любое место в тройке, шестерке, десятке, двадцатке и просто в финале, а порой и место в группе в первом туре – достижение.
Читать далее

Женя Павловская. «Не жалею, не зову, не плачу…»

Старинные слова — мой неразменный антиквариат. В быту бесполезны, коммерческой ценности не имеют, но жизнь украшают. Некоторые слова жадно присваиваешь — чур, мое! На какие-то косишься равнодушно.
Мне в жизни повезло общаться с несколькими очаровательными красавицами — восьмидесятилетними дамами, окончившими Смольный, Петер-шуле или просто петербургскую гимназию, умеющими вести светский разговор на нескольких языках, величаво-снисходительными к людским слабостям, за долгую многотрудную жизнь понявшими малую цену вещей и вес доброты. Все меньше их — уходят с извиняющейся улыбкой, стараясь не обеспокоить мчащееся куда-то без оглядки молодое поколение.
Читать далее

Шура Ронин VS Саша Н. Боско. Шкуры жизни — смены и намеренные утраты

Шура Ронин:
Что ты читаешь, когда хочется вылезти из своей шкуры (содрать с себя шкуру из невыносимости бытия, как противопоставление позитивной смене ролей и масок)?
Саша Н. Боско:
Боюсь, что моя жизненная позиция не включает в себя стремление остановить вселенную, чтоб немедленно с нее сойти и где-то там исчезнуть (это просто наблюдение за собственным жизненным опытом).
Потому мне придется ответить на другую грань твоего вопроса, воспользовавшись тем, что он уже задан, то есть все же — о смене ролей и масок…
Но я не имею в виду обыденный эскапизм, когда читатель перевоплощается в Индиану Джонса и мчится на грузовике, выхватывая и постреливая… Инди можно заменить на Клеопатру, суть же не изменится.
Если я скидываю собственную шкуру, мне нравится залезть в шкуру головы и сердца напрочь сторонней личности, которая думает, не как я и чувствует, не как я. По мне, прекрасен для этой цели Генри Миллер. Он умен, авантюрен, он побыл и распутником, и бродягой, и семьянином, и созидателем. И сумел нам все это рассказать. Читая прозу Генри, именно вылезаешь из своей шкуры, залезая в его. И это вдохновляет, встряхивает и дает сил на дальнейшие подвиги уже в собственной шкуре.
Читать далее

ЗАБОР. Игорь Загоруйченко (Ulus). О новых языках — привет тебе, неохабальский!

Светлана Кутузова-Желтова

Что ж, это должно было случиться. Вслед за древнегреческим, за высокой латынью, за квэнья и санскритом в (славную, хоть и малоподвижную) семью мёртвых классических языков вошёл, наконец, и старо-олбанский.
На мой незамутнённый лингвистикой взор, он стал соответствовать двум архиважным критериям. Во-первых, конечно, это собственно мёртвость. В самом деле, никто не говорит уже на олбанском ни в письменной, ни в живой речи. Разве что редкий пожилой сноб-падонок в приступе сенильной ностальгии ввернёт какую-нибудь «аццкую сотону» или прилепит в каменте метаконструкцию КГ/АМ. Большая часть носителей давно уже убилась апстену, в метафорическом или житейском смысле.
Читать далее

Страницы 1 из 5612345»...Далее »

Чашка кофе и прогулка