Книги Радуги

Страницы 1 из 212»

Книги Радуги. Акутагава «Слова пигмея», цитаты

Творчество

Художник, я уверен, всегда создает свое произведение сознательно. Однако, познакомившись с самим произведением, видишь, что его красота или безобразие наполовину заключены в таинственном мире, лежащем вне пределов сознания художника. Наполовину? А может быть, лучше сказать – в основном?
Читать далее

Місто Лева: повернення з літературного вирію

(Спроба неофіційного висвітлення подій та явищ)

Місто Лева

16 вересня завершився 19-й Міжнародний книжковий «Форум видавців у Львові» — найбільша книжкова подія року в Україні. П’ять днів промайнули, наче мить, і ось я уже в рідному місті. Адаптуюся до місцевих реалій (і це, скажу вам, зле виходить після шаленого драйву Форуму), читаю нові книжки, пригадую найщасливіші моменти зустрічі з друзями та письменниками.

А пригадати є що. У рамках Форуму видавців відбулося п’ять широкомасштабних фестивалів. За попередніми даними, цьогоріч Форум  прийняв близько 800 учасників з України, Росії, Польщі та інших країн Європи, які презентували новинки книговидання, проводили майстер-класи, круглі столи, дискусії та — за традицією — автограф-сесії.

Читать далее

«Амвросий, Муркис и Ангел»

"Амвросий, Муркис и Ангел"

Как часто бывает приблизительно так: заходишь в книжный магазин и не находишь нужной книги. В расстройстве идёшь к выходу, но по пути взгляд цепляется за красочную/необычную/неприметную (нужное — подчеркнуть) обложку, и в итоге ты всё-таки уходишь из магазина не с пустыми руками. Таким вот образом у меня появилась сказка литовского автора Сигуте Ах «Амвросий, Муркис и Ангел».

Читать далее

Книги Радуги. Апостольское служение души Гоголя

О книге Т.К.  Пересунько «Гоголь. Апостольское служение души» (Николаев: Издательство Ирины Гудым, 2011. — 336 с.)

"Гоголь. Апостольское служение души"

Гоголь — одна из самых загадочных фигур русской литературы. О  мистических сторонах личности писателя говорят по сей день так же живо, как и о природе его творчества. Истоки этого неподдельного интереса — в непознаваемости до конца гения писателя, его жизненной философии и духовно-нравственных исканий, что служит богатой почвой для  различного рода исследований.

Читать далее

Книги Радуги. Партитура таємних паролів

(Про збірку поезій Ганни Яновської «Волохата книга»)

Ганна Яновська. "Волохата книга"

Як театр починається з гардеробу, так і будь-яка книга починається з анотації. І хоч не завжди на останню слід покладатися у своєму читацькому виборі, інколи трапляються приємні несподіванки, коли два-три речення містять у собі не діагноз критика, а світ автора — принаймні те, що він хотів сказати саме в цій книзі. Гарною ілюстрацією до сказаного є міні-передмова до дебютної книги харківської поетки Ганни Яновської: «“Волохата книга” — це збірка не казок, а міфів у їхньому найпервіснішому значенні, причому люб’язно доповнених — нам на поживу — ще й авторськими інтерпретаціями; авторка послужливо відхиляє для нас дзеркала трюмо, щоб ми побачили себе самих у різних гранях». Читать далее

Книги АСТ. Надежда Агафонова. В пользу добра

(O книге  Игоря Иртеньева «Марксистский переулок», М.: Мир энциклопедий Аванта+, Астрель, 2010. — 192 с.)

Игорь Иртеньев. "Марксистский переулок"

Как сказал однажды Сальвадор Дали, ирония — непременная эстетическая составляющая мышления. Не оттого ли поэты,  в попытках быть «зеркалом», отражающим их время и мироощущение, всё чаще обращаются к магии иронического высказывания? Способность смеяться над собой и окружающим миром, и смеяться по-доброму,  присуща, однако, не всем — лишь тем, кто мыслит созидающе и поистине силён духом. Игорь Иртеньев — один из таких поэтов. Из тех, кто, пропуская реальность через себя, точно сквозь сито, способен подняться над собственным «я», над обстоятельствами и порой мучительной правдой жизни. Свежий сборник стихов автора «Марксистский переулок» даёт об этом яркое представление — достаточное для того, чтобы говорить сегодня не только о феномене иронической поэзии вообще, но и о феномене Иртеньева, в частности.

Читать далее

Книги Радуги. «Бумажные Пьяницы»

Запойным чтецам посвящается…

Библиофаги

«Бумажный Пьяница читает все книги подряд. Это может быть всё что угодно, было бы только увесистым и трудным. Его не устраивают книги, которые у всех на языке; годятся лишь редкостные и позабытые, какие нелегко разыскать. Иную ему, случалось, приходилось раздобывать целый год, потому что она никому не известна. Заполучив же наконец свою книгу, он скоренько прочитывает её, усваивает и мотает на ус, всегда готовый процитировать подходящее к случаю место…. Бумажный Пьяница напоминает ларь, который никогда не открывался, чтоб ничего не потерять… Он подвижен и быстр, потому что всё время ищет людей, готовых его послушать. И никого из них не забывает, мир для него состоит из книг и слушателей». Так Элиас Канетти описал один из человеческих типов в книге миниатюр «Недреманное ухо. 50 характеров». Интересно, кого именно он имел ввиду — библиофила, библиофага, библиомана?..

Читать далее

Книги АСТ. Надежда Агафонова. Неведомая радость Алексея Алёхина

(O книге  Алексея Алёхина «Полёт жука», М.: Астрель: Аванта+, 2011)

Алексей Алёхин "Полёт жука"

Хорошие книги — как ёлочные игрушки, с которыми в дом всегда приходит праздник. Ёлки может и не быть, а вот игрушки… Достаёшь из пыльной коробки хрупкий сверкающий шарик или стеклянную фигурку снегурочки в белой шубе — и словно попадаешь в иное измерение, в мир неведомого волшебства. Хорошая книга — это тоже своего рода волшебство, магия слова, ещё долго притягивающая нас после того, как дочитана последняя страница. Это мир, в который хочется возвращаться вновь и вновь — каждый раз, когда взгляд скользит по книжной полке со знакомыми корешками. Одной из таких уникальных книг-магнитов стал для меня «Полёт жука» известного московского поэта Алексея Алёхина. Имя автора, надеюсь, не нуждается в особом представлении (поэт, критик и редактор Алексей Давидович Алёхин — один из виртуозов современного русского свободного стиха).

«Полёт жука» появился на свет в московском издательстве «Астрель» совсем недавно, однако мгновенно привлёк к себе внимание. Не так уж часто у нас печатают стихопрозу, да и не так много сегодня мастеров, искусных в столько непростом и редком даже для мировой поэзии жанре. Небольшая по объёму (всего 63 страницы), книга создавалась в течение почти тридцати лет — с 1982 по 2010 годы. Тридцать пять миниатюр составили первый, одноимённый раздел книги — «Полёт жука».  «Стихотворений в прозе не бывает. / А жук, по аэродинамическим расчетам, не должен летать. /  Но он летает», — затакт автора не только к первому разделу, но и, пожалуй, ко всей книге. Поскольку вторая её часть, роман «Рукопись, найденная в метро» — не что иное, как тоже стихотворения в прозе, в которых драматично, тонко и захватывающе разворачивается извечный лирический сюжет «он — она».

Читать далее

Книги Радуги. Понимать зверят

(29 октября  —  109 лет со дня рождения Евгения Чарушина)

 Евгений Чарушин 

Сочно-оранжевая  книжица с забавными зверюшками на каждой странице. На яркой солнечной обложкe резвятся медвежата, зайчишка, волчонок, маленький леопард, козлёнок, детёныш зебры. Среди играющих зверят — ненавязчивый белый шрифт заглавия: «Детки в клетке». Впервые в таком виде книжка вышла в свет в 1935 году. И хотя с тех пор «Детки» выдержали несколько переизданий, имея громадный успех у малышей и их родителей, мало кто помнит сейчас об этом шедевре ленинградского Детгиза.

"Детки в клетке"

Читать далее

«Отверстое». Заметки о николаевском бук-арте

"Отверстое" Алексей Торхов, Максим Кабир. 

Восемьдесят  страниц. Шестьдесят шесть стихотворений. Два автора. Один выстрел. В  верхнем правом углу, отмеченном чёрным квадратом  — след пули, прошившей книгу насквозь (пуля с гильзой прилагаются). Всё это — «Отверстое», первая совместная книга украинских поэтов Алексея Торхова и Максима Кабира, выпущенная в Николаеве в формате «бук-арт» тиражом 25 экземпляров.  

Начнём с банального — места слова «отверстое» в  нашем лексиконе. Вот вы, к примеру,  —  с какой частотой употребляете его в повседневной жизни, и что из ОТВЕРСТОГО первым приходит на ум? Небо — символ божьего откровения? Двери — символ потустороннего?  А может быть — …граммофон, излюбленный мотив художника Бориса Мессерера —  «символ отверстого горла поэта, выкрик, выдох»?..

Читать далее

Страницы 1 из 212»

Чашка кофе и прогулка