РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Елена Блонди

Мнение Елены Блонди

Страницы 3 из 18«12345»...Далее »

Елена Блонди. Путешествия Артура Кальмейера

Когда читаешь хорошие стихи, а особенно, когда они очень и очень хорошие, приходит искушение, говоря о них — подпеть, написать что-то тоже вразлет, тоже поэтическое, и дело даже не в том, что хочется сознательно или подсознательно сказать читателям, смотрите, я тоже умею, со словами-то. А в том, что хорошие стихи гармонизируют мироздание, заставляют его звучать, как надо, и читатель это звучание слышит. И читатель с хорошим читательским слухом желает зазвучать тоже, просто так, чтоб мелодия была и подольше не кончалась.
То есть, это достоинство тех стихов, что вынуждают к изменению речи, и стихи Артура Кальмейера именно таковы. Но я не буду токовать, потому что сейчас цель все-таки другая. Оставим мироздание в покое и сначала познакомимся со стихами и автором.
Читать далее

Чашка кофе с Еленой Блонди. Меж двух Елен что происходит…

Я иногда не успеваю сказать о важном, потому что с утра у меня слова, и вечером слова и ночью тоже, так что от клавиатуры ухожу подальше (в поля), чтоб перерывы делать настоящие. А сказать надо-надо.
Есть люди, с которыми я разговариваю о литературе, по-настоящему, их можно по пальцам пересчитать, и вот чем горжусь, пальцев одной руки не хватит, этих людей побольше будет. Так вот, Лена Коро, которая приезжала недавно буквально на пару дней, это один из постоянных моих прекрасных собеседников на литературные темы. Лена знает в сто раз больше меня о писателях и литературе, у нее быстрый и очень метко направленный ум, она сразу понимает, куда именно я хочу поговорить, и бывает, достает из еще несказанного — верное. Как хамелеон, щелк языком, и вот она — муха издалека (Лена, прости, так увидела))). И не обязательно ее мысли совпадают с моими, мы и поспорить можем, но, кстати, спорим крайне редко, а чаще довольно эмоционально громоздим, тут же разбираем, тут же наводим порядок, и — достраиваем картину мира, делая ее устойчивее и шире. Отходим, любуясь (эдакие литературные домохозяйки).
Читать далее

Чашка кофе с Еленой Блонди (коротко о всяком литературном)

Я не очень люблю стихи Максимилиана Волошина, они для меня в большинстве своем (не все, конечно же, не все) чересчур романтичны, слишком нарядны, чрезмерно красивы; в этом отношении моя точная доза серебряно-векового опиума — поэзия Георгия Шенгели, который с жемчугами и лалами управляется, как Посейдон со своей колесницей — умело и мощно. Но, во-первых, если говорить о поэзии, то Максимилиан Волошин однозначно находится на дающей, питающей, источниковой стороне бытия, и любое выхваченное из его стихов четверостишие — навскидку, на ходу, — поднимает и укрепляет, просто так, даже если не вчитываешься.
Читать далее

Елена Блонди. «Дискотека», начало…

«Ты помнишь, как все начиналось? Все было впервые и вновь»
А. Макаревич «Машина времени»

«Мы с тобой давали слово, не сходить с пути прямого, но…»
А. Макаревич. «Машина времени»

Какие-то куски этого текста я писала время от времени, и первые — ужасно давно, я тогда обреталась на самиздате, выкладывала их, написанные на коленке, в комментариях толклись люди и всем страшно нравилось и требовали, еще-еще, пиши еще. Ясное дело, мне тоже это нравилось и я послушно написала главу и другую и третью, и вдруг стал там ворочаться сюжет, вернее, какие-то вещи стали расти сами, не слушаясь меня, и они оказались, такими, не сильно веселыми, состоящими не из цветных лазеров и ритмичного бумканья, а из черных парковых деревьев, стылой зимы, приходящей туда, где было жарко и лето. В общем, там стало что-то оживать, и это что-то совершенно не понравилось никому, и мне тоже, потому что я стремилась быть в тепле и внимании, как тот кот на батарее, да чтоб еще и гладили сверху…
Оказалось, писать настоящее я была не готова. Потому бросила и ушла. Конечно, правильно сделала, потому что и не готова, и не умела, а мозгов как раз хватило на то, чтобы прислушаться к себе и понять, вот так, как ждут — «ляля, тополя», я писать не хочу, а так, как получается, не умею еще.
И были там еще заморочки, в частности, главная, наверное, на сегодняшний день такая частность, от которой я избавилась, и только после этого сумела снова взяться за этот роман. Я говорю об автобиографичности текста. Свое прошлое пользуют, всегда. По-разному. Жизненный опыт автора задействован, косвенно или прямо, уточню, мы сейчас говорим о попытке писать, а не о попытках высасывания из пальца «ятожетакмогу, почему я не пелевин-донцова-паланик», когда автор изо всех сил превращает литературу просто в кубики для игры.
Так вот, буквальное использование собственного опыта позволяет создать атмосферу, эпоху, героев — в определенных текстах. Хорошо назвал свой прекрасный светлый роман о детстве Ганс Фаллада — «У нас дома в далекие времена»… И действительно, читаешь и ты там, у них, в той Германии тех далеких времен. То есть собственный опыт просто пересказан прекраснейшим талантливым автором и лег в основу автобиографической книги. Таких отличных книг можно перечислить немало, наверное, каждый автор пишет свою, а еще, по бытующей поговорке, и каждый человек может написать одну неплохую книгу — книгу своей жизни.
Читать далее

Елена Блонди. По ходу чтения. Апельсины Босха в Биг-Суре Миллера

Это очень соблазнительно, продолжить играть образами, подхватив рассуждения Генри Миллера о реальнейшей реальности апельсинов с картины Иеронима Босха, которая несравненно выше реальности витамина С настоящих осязаемых калифорнийских апельсинов.

Год издания 1957

Но я не буду, потому что понимаю — фанфики, подражания, диалоги в литературной гостиной бывают не только в развлекательном чтиве или виртуальных дамских альбомчиках, они могут быть и там, где принято думать головой, но суть их не будет отличаться. Вот собеседник: «эй Генри, братан, а ну-ка мы сейчас с тобой про апельсины-то и Босха-то, и видишь, у меня получается!»
Так что я просто скажу навскидку о том, что оказалось самым важным при нынешнем чтении Генри Миллера.
Первое — сведения из его биографии. Например то, что первую и единственную литературную премию великий писатель современности Генри Миллер получил, когда ему было 79 лет. Что не помешало ему написать сорок книг.
Или то, что за свою долгую жизнь он так и не стал богатым человеком. Зато у него были потрясающие друзья.
Читать далее

Елена Блонди. Про чтение. «Панночки» пана Лембита

CUR_Браконьеры

Я снова перечитала роман Лембита Короедова и с огромным удовольствием убедилась, что он так же хорош, каким увиделся мне в самый первый раз, и стал еще лучше — для меня.
Я как многие, таскаю с собой всяческие рамки и увидеть то, что за ними, бывает нелегко. В сети я начинала читать, когда обсцен, описание секса и всяческая маргинальность зашкаливали и было в принципе незазорно и вполне нормально читать и чернуху и порнуху. Это было время переведенного Буковски и Уэлша. И множества их последователей и копиистов.
С одной стороны это как бы плохо для автора пишущего, я помню, с каким «сквозь зубы свысока» ко мне относились сетевые всякие зубры «ой-ой-ой девочко пишет без какашек и грязи»! С другой стороны, вроде, и хорошо — как любое мощное веяние, оно могло подхватить и понести, и читатели читают тогда не автора, а — представителя модного жанра.
Читать далее

Елена Блонди. Впечатления от… (Лидия Винничук «Люди, нравы и обычаи Древней Греции и Рима»)

Прекрасная книга польского филолога и историка, с 1963 — профессора Варшавского университета, Лидии Винничук — тот самый уровень изложения фактов, который позволяет не специалисту что-то узнать, запомнить, не утопая в миллионе научных, часто противоречивых сведений, накопленных археологами и историками. И не просто узнать, а увидеть цельную картину.
Читать далее

Елена Блонди. Несколько слов о сборнике «Сказки Леты»

0089.jpg 

Я собрала эти рассказы по просьбе друга, и условие было – пусть это будут реалистические рассказы «за жизнь». Многое сюда не вошло сразу: когда перечитывала, увидела – не справилась, тексты слабые. Затем по ходу редактирования выкинула каждый второй из отобранных, и об этом не жалею, если появятся другие – они напишутся, и я надеюсь, будут более настоящими. Так что идея собрать все, и – пусть будут, потерпела неудачу. Да и ладно, так думаю.
Сначала рассказы шли от более ранних к поздним, теперь наоборот, сборник начинается самыми новыми текстами, и эти новые мне нравятся (пока что). А в самом конце отдельно собраны миниатюрки о вещичках и тряпочках, писались они в разные годы и, может быть, я туда допишу еще что-то кроме «Кримплена», «Люрекса», «Батников» и тд. Серию назвала «Лоскутики» и планировалась она как дополнение к роману «Ателье».
Теперь немного подробнее о рассказах, что не вошли )
Читать далее

Елена Блонди, по ходу чтения. А что у писателей — для писателей? (читая Джона Ирвинга)

Я знаю, есть и читатели, которым это нужно и важно, но их мало. Потому точность, изящество и смысловая наполненность литературного языка в книге чаще замечается писателями (некоторыми)
В одном из романов Стивена Кинга есть размышления о первой фразе романа. Я ее помню, эту главу, потому что я знаю, о чем Кинг, я знаю это ощущение восторга от верно, единственно верно выбранных слов, неважно, своих или чужих. Главное — они соединились и сотворили нечто, чего не было раньше, нечто третье из собранных вместе обыденных элементов — слов и знаков препинания.
Вот что пишет Ирвинг о первой фразе книги в своем романе «Мужчины не ее жизни»
Читать далее

По ходу чтения. Щедрость Джона Ирвинга —

Она в том, что история каждого героя в романе «Мужчины не ее жизни» (в оригинале «Вдова на один год») сама по себе тянет на полноценный роман.
Я помню сюжетную щедрость Воннегута, когда в основной текст произведения вкраплены готовые сюжеты для других, еще ненаписанных текстов.
Но тут другое. Потому что выдумать сюжетные перипетии — мало.
У Ирвинга это похоже на кабель, свитый из множества жил, каждая — несет свое напряжение и ненаписаный роман совершенно четко виден, слышен и узнается, будто одновременно читаешь десяток романов.
А так как Ирвинг очень много времени посвящает внутреннему состоянию героев, то канва этих интра-романов гармонично сплетена с приключениями души каждого героя.
Вот и получается, все они у него — главные герои.

Страницы 3 из 18«12345»...Далее »

Чашка кофе и прогулка