РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

1. Новости

Новости литературы

Страницы 5 из 481« В начало...«34567»...Далее »

Sivaja_cobyla. ОТЛИЧНЫЙ СЦЕНАРИЙ…

«Немой пианист»
Паола Каприоло

… для авторского фильма получился бы из «Немого пианиста» Паолы Каприоло. Причем для такого ну очень авторского «кино не для всех», состоящего из крупных планов лиц или рук героев, долгих многословных монологов и сумрачных пейзажей зимнего моря. Сюжет в таких фильмах если и присутствует, то по значимости вторичен, все должны говорить взгляды, молчание и закадровая музыка. Удобство для авторов состоит в том, никакой особой идеи в такую вещь закладывать не надо. Зритель, чтобы не почувствовать себя обманутым или дураком, сам эту идею легко придумает.
Читать далее

ЗАБОР. Коллекция объявлений. О квартиряках и домяках

Чашка кофе с Еленой Блонди. Дебри с дикими зверями

Когда автор пишет в самом популярном формате, всегда есть риск, что книгу его прочитают поверхностно, только прослеживая закрученный сюжет. За бортом читательского внимания останется другое – то, что глубже и шире.
Не рискуют лишь авторы, пишущие прозу сюжетно бедную, в которой следить нужно лишь за душевными трепетами автора и его героев. Хотя приключения души бывают интереснее любых внешних сюжетных коллизий
Но я сейчас не о них. А о тех самых страдальцах, из книг которых читатели выедают вкусную начинку (объедают румяную корочку – можно и так), выбрасывая остальное.
Потому что я почитала романы Сэмуэля Дилэни, найденные в сетевых библиотеках. И подумала, да, а ведь есть еще и переводчики!
И была эпоха до интернета, когда развлекательная литература мгновенно раскупалась читателями, оголодавшими на диете из классики и идеологической ура-прозе с ура-поэзией. Я ее очень хорошо помню, эту эпоху. В сериях приключений и фантастики можно было нарваться на что угодно – от дивных великих Лема и Брэдбери до какого-нибудь американского ляписа, выпекающего гаврилиады с планетами смерти и звездами-призраками.
Понятно, что переводить книги всерьез было некому и некогда. И незачем.
И вот теперь перлы из печатной литературы двадцатилетней давности всплывают в сетевых библиотеках, услужливо предлагаемые нам в качестве прозы того или иного известного автора. На обычные опечатки и ляпы переводов («чувства его взъерошились, как шерсть кишки», Роберт Музиль «Человек без свойств») тут накладываются скан-опечатки («Вскрикнула в гневе богиня. Сохнуло от ее крика деревья над озером, и дриады опрокинулись от испуга головой к поде. Над озером повисли их волосы. Вышла богиня из веды». Яков Голосовкер «Сказание о кентавре Хироне» – скан-хлама полно и не в переводной прозе)
Читать далее

Марина Шумская. «Светила», Элеонора Каттон

Роман опубликован 1 августа 2013 года. Получил Букеровскую премию в октябре того же года. Это самый длинный роман, 832 страницы,  получивший Букеровскую премию, а  Каттон – самый молодой автор (28 лет) ею награжденный.

С самого начала карьеры Элеонора Каттон продемонстрировала себя исключительным писателем. Ее первый роман, «Репетиция»,  стал на удивление своеобразной и технически совершенной историей рассказа в рассказе. В основе сюжета – группа девочек-подростков, реагирующих на сексуальный скандал в их школе. Уже он продемонстрировал небывалую свободу автора внутри повествования. То ли это отчет о произошедших событиях, то ли сценарий, не более чем репетиция того, что могло, или не могло произойти. В итоге, ни одна из версий не имела значения. И такой прием огорошил многих.

«Светила» начинаются захватывающе. Внешне, это классический пример романа 19-го века, с характерным для него синтаксисом, одеждой и атрибутами, перерождающийся в другую форму, по мере прочтения. Роман имеет внушительный объем – 832 страницы. Каждая фраза этой интригующей истории, погруженная в атмосферу дикого западного побережья Новой Зеландии во времена Золотой лихорадки, мастерски написана. Каждая глава сделана так, что ее окончание вызывает непреодолимое желание приступить к чтению следующей. «Светила» великолепно выстроены как  непревзойденный исторический триллер.
Читать далее

Елена Блонди. Дневники чтения. Проза Мэри Энн Эванс Джордж Элиот — большая и маленькая


Я дочитала «Миддлмарч» Джордж(а) Элиот(а) и роман мне очень понравился. Местами слишком громоздкий, даже для меня, — полагаю, сейчас вообще крайне мало любителей неспешного чтения с закладками на страницах, но вполне возможно, пропущенное мной как раз предназначено читателю других интересов и склада ума.
О самом романе лучше говорить отдельно, а сейчас просто несколько слов по ходу чтения прозы.
В биографии Элиот написано, что только Диккенс понял — новый прозаик, восходящая звезда — женщина.
Но по «Миддлмарчу» вполне видно, да, женщина, мужчины просто не знают о женщинах того, что пишет о них Элиот.
Хотя ко времени написания Миддлмарча анонимность раскрыта, и автору уже нет нужды писать «по-мужски», она может просто — по-человечески.

Читать далее

В-Глаз от Елены Блонди. «Пудра» — неудобное кино с неудобным названием

Если смотреть несколько фантастических фильмов подряд, то видны одинаковые детали, из которых складываются истории. И мы смотрим эти несколько историй, снятых так и эдак.
Виктор Сальва рассказал историю совершенно обычную, можно сказать, уже и не фантастическую, настолько она всем зрителям фантастики знакома.
В беременную женщину ударила молния, и во время родов мать умирает, оставив безутешному отцу странного ребенка – мальчика-альбиноса. От которого отец тут же отказывается, потрясенный гибелью жены и пугающей необычной внешностью младенца.
Эта присказка.
Читать далее

«Не досталась никому»… Театр с Крысей Квинто

«Царская невеста» в Большом театре. Фото Дамира Юсупова/Большой театр

«Царская невеста» — опера в 4 действиях Николая Андреевича Римского-Корсакова по драме Льва Мея.
Пытливых историков отправим в Гугл и Вики, а сами вспомним Бориса Борисовича Гребенщикова, который пел «Слушай, сестра, брось пресмыкаться в юдоли, скажи «прощай» концепции бабьей доли». Так вот, опера именно о беспросветности бабьей доли спокон веку на Руси. Вроде бы была у девушки из богатой семьи неплохая участь – выйти замуж за товарища по детским играм, так нет: заметил ее сначала боярин, а потом и сам царь, избегла Марфа боярских покоев — стала Марфа царской невестой. А через боярина и его обманутую любовницу вообще «не досталась никому, только гробу одному» и «короче, все умерли». Беспросветно грустная история про красавицу, которая не имеет никаких прав. Как красивую куклу её заигрывает чужая прихоть до смерти. Конечно, как все хорошие обманутые и полумертвые девушки, в конце Марфа сходит с ума.
А что остаётся зрителю? Конечно, трогательная музыка, напевная и мелодичная, как русские просторы, как русская краса, как русская тоска. И хочется шапку оземь – и пойти в разгул, в разнос, в Большой Театр, чтобы в роскошном антураже увидеть и услышать «Царскую невесту».

Воскресное чтение. Труман Капоте. Другие голоса, другие комнаты (отрывок из романа)

(чтение Квинто Крыси и Елены Блонди)

Первое издание книги, январь 1948 год, жесткая обложка

Ее отчужденная манера вести разговор больше не вызывала у Джоула враждебности, а только некоторую неловкость. Вообще женщины ее возраста – между сорока пятью и пятьюдесятью – были с ним довольно ласковы, и он воспринимал их симпатию как должное; если же, в редких случаях, расположения не возникало, он знал, с какой легкостью может его добиться: улыбка, печальный взгляд, тонкий комплимент:
– Знаете, мне так нравятся ваши волосы – очень цвет красивый.
Лесть не произвела явного действия, поэтому:
– И комната такая хорошая.
Тут он попал в цель.
– Я всегда считала, что это самая милая комната в доме. Здесь родился кузен Рандольф: на этой самой кровати. И Анджела Ли, мать Рандольфа… красавица… родом из Мемфиса… здесь умерла… всего несколько лет назад. С тех пор мы комнатой не пользовались. – Она вдруг вскинула голову, словно услышав далекий звук; прищурилась, потом совсем закрыла глаза. – Ты, наверное, обратил внимание на вид из окна?
Джоул признался, что нет, и вежливо подошел к окну. Внизу, под огненными волнами зноя, лежал сад – спутанные заросли сирени и зебролистой калатеи, бегонии, плакучих ив с понурыми ветвями в нежно мерцающем кружеве листьев и низкорослых, как на восточной гравюре, вишен, раскинувших полуденному солнцу свою грубую зелень. Не запущенность была в этом продолговатом участке джунглей, а словно кто-то буйный расшвырял как попало невероятную смесь семян. Трава, цветы, кусты и лозы – все сбилось в сплошную массу. Мощные магнолии и мыльные деревья охватывали сад глухой стеной. А напротив дома, в дальнем конце, высилось нечто необыкновенное: как растопыренная рука, торчали из земли пять белых желобчатых колонн, сообщая всему вокруг вид древней, навещаемой призраками руины; дикий виноград карабкался по этим ненадежным опорам, а о среднюю колонну точил когти тигровый кот.
Читать далее

Jonny_begood. Пер Петтерсон «Пора уводить коней»

12.77 КБ

Это роман стал событием не только в Норвегии. В 2007 году он включен в десятку лучших книг по версии «The New YorkTimes Book Review», и по сей день «Пора уводить коней» остается одним из самых продаваемых норвежских романов во всем мире. Секрет его успеха раскрыть не так уж и сложно. Во-первых, Петтерсон блестящий стилист. Его слог завораживает, язык романа в меру описателен и лишен экспериментов, непонятных неискушенному читателю. Во-вторых, он пишет о жизни просто, но вместе с тем глубоко.
Читать далее

Ольга Шатохина. По роману «Хранители пути» поставлен мюзикл

По роману «Хранители пути» поставлен мюзикл

Хранители пути.jpg

Роман известной писательницы и психолога Карины Сарсеновой «Хранители пути» обрел сценическое воплощение в виде мюзикла, что в полной мере соответствует и самому художественному замыслу книги. Это не случайно — ее действие разворачивается в музыкальном мире, среди сценического блеска, закулисных интриг и игры честолюбий. Роман до краев полон восхищением перед мистической силой подлинного искусства и возможностями, которые таятся в глубине души, казалось бы, обычного человека.

мюзикл хранители пути.jpg

Читать далее

Страницы 5 из 481« В начало...«34567»...Далее »

Чашка кофе и прогулка