РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

1. Новости

Новости литературы

Страницы 3 из 495«12345»...Далее »

Елена Черкиа. Дневник чтения — проза Джеффри Евгенидиса

Джеффри Евгенидис

Джеффри Евгенидис — я прочитала два романа — «Средний пол» и «А порою очень грустны» (в оригинале «Marriage plot»).
«Средний пол» — прекрасная книга. Из тех, после которых просто становится хорошо, и как-то вот можно дальше жить.
Три романа Евгенидиса выходили у нас в трех разных переводах, я не помню, в каком я читала «Девственниц», их наверняка переиздавали, может и переводили несколько раз, но перевод «Среднего пола» чудесен (Мария Ланина).
Читать далее

Книги Если. О пользе спирали и о том, что всё когда-нибудь должно закончиться

Время не течет, как река, в которую нельзя войти дважды…
Оно как расходящиеся по воде круги.

М. Петросян «Дом, в котором…»

У меня есть знакомые, которые не любят перечитывать книги, пересматривать фильмы и часто обновляют плейлисты полностью. Они уверены, что жизнь – это путь по прямой. И нет смысла оглядываться назад.
Я же больше соглашусь с Шакалом Табаки, героем романа М. Петросян «Дом, в котором…», который точно знал, что жизнь – это круги на воде. Спираль. На каждом витке ты получаешь возможность встретиться с самим собой. Точнее, с тем, кем ты был раньше.
Для меня некоторые книги – зеркала. Или, вернее, фотокарточки, хранящие эмоции. Вновь погружаясь в историю, я словно встречаю ту, которой была раньше. И замечаю, насколько изменилась. Мы все незаметно меняемся день ото дня, просто не отдаем себе в этом отчета.
Но не все истории годятся для того, чтобы их перечитывать. Для меня такой книгой стал роман «Дом, в котором…» М. Петросян.

Дом, в котором

Иллюстрации найдены на просторах мировой паутины и точно передают дух романа
Читать далее

Алекс Громов, Ольга Шатохина. ОБРЕСТИ СЕБЯ

…Они знают о книжках слишком много

Алекс Громов — руководитель жюри премии Terra Incognita, порталов Terraart и Terrabooks, автор ряда книг, опубликованных в России и Европе тиражом более 350 тысяч экземпляров, лауреат премии им. Пикуля и премии литературного журнала «Москва». Ольга Шатохина – автор романов, литературный обозреватель ряда изданий. Награждены Кульмскими крестами за возрождение и развитие исторических традиций отечественной литературы, почетными призами Генеральной дирекции международных книжных выставок и ярмарок «За верность книге», Карамзинскими крестами. Являются лауреатами Евразийской премии.

ВРЕМЕНА И ЗЕМЛИ

Хамид-Реза Келичхани. Иранская каллиграфия. Знакомство с традицией

каллиграфия1

Изящная вязь старинных восточных рукописей с давних пор радует взор ценителей прекрасного. Недаром еще в XVII веке путешественник Жан Шарден называл традиционную персидскую письменность самой красивой в мире, восхищался мастерством иранских каллиграфов и тем уважением, которым они окружены в обществе.
Читать далее

Именной Указатель Книгозавра. Катя Если (Екатерина Бирюкова)

Катя Если

Именной Указатель Книгозавра представляет нового автора. Хотя на самом деле, автор рецензий Катя Если (Екатерина Бирюкова) порталу уже хорошо знакома — по участию в конкурсе «Хочу туда!» и рецензиям, опубликованным в 2015 году. Но теперь Катя выступает в новом качестве: ведет собственную литературную колонку. Прекрасно, когда появляются авторы, которым есть что сказать о прочитанных книгах, сказать интересно и вдумчиво, и даже если сотрудничество с порталом не длится годами, итог есть всегда: цикл публикаций, которые можно перечитывать, чтобы напомнить себе о хороших книгах.
Читать далее

Книги Если. Говоря на языке метафор

«Жить – это значит действовать»

К.С. Станиславский

 

Харуки Мураками. Убийство командора, роман. Обложка первого издания, Япония, 2017 год

Мураками

Главные герои Харуки Мураками похожи друг на друга: одинокие, спокойные мужчины среднего возраста, закинутые внешними обстоятельствами на очередной виток аттракциона под названием «жизнь». Их можно было бы назвать безвольными, но это не совсем так: просто так сложилось, и они живут и борются уже с чем-то по факту. Им нужен хороший пинок, чтобы начать что-то делать.
Читать далее

По ходу чтения. Елена Черкиа. Круто сваренная радуга Джона Данна Макдональда.

Tim Kantor Дж Д Макдональд

О Дж. Д. Макдональде я узнала из романов Стивена Кинга, он часто его вспоминает, всегда с восхищением. А я часто беру на заметку авторов, которые нравятся авторам, которые нравятся мне). Вот и роман Ширли Джексон «Призрак дома на холме» я тоже прочитала благодаря Кингу.
А с детективами такая вышла история. Искала я сразу двух авторов, Макдональда (их несколько, но я четко держала в уме инициалы) и Паттерсона (кто ж знал, что их тоже двое и оба знаменитые писатели, я не знала)).
О Паттерсоне говорит Майк Нунэн с романе Кинга «Мешок с костями», он видит его книгу в трейлере Мэтти и одобряет литературный вкус девушки. Так что, я скачала книжки про инспектора Алекса Кросса (Джеймс Паттерсон) и тоже заглянула в сеть, ища отзывы, и вдруг наткнулась на характеристику того же Кинга, который обозвал Джеймса Паттерсона писателем вялых триллеров и вообще не похвалил. Надо же, подумала я, какое перевоплощение — писатель Нунэн, придуманный Кингом, восхищается совсем не тем, чем сам автор. И начала читать Дж. Паттерсона. На третьих «детских глазенках» в первом десятке страниц книгу закрыла. Я понимаю, что это может быть к переводчику, насчет глазенок, но там, и правда, все очень вяло и никак.
Читать далее

Елена Блонди. По ходу чтения: «Темная башня» Стивена Кинга

Дочитываю «Темную башню» Кинга.
Как всегда бывает с точно живыми героями, по ходу чтения полезла искать внешность Роланда Дискейна (и как всегда хорошо посмеялась)). Сам Кинг постоянно подчеркивает, что прототипом послужил Клинт Иствуд в трилогии спагетти-вестернов Леоне, но когда читаешь, то понятно, что это именно прототип, а не калька. Глаза и взгляд — однозначно. Потом идут расхождения. Роланд намного старше (что автор тоже подчеркивает постоянно), он вынужден пребывать вне определенного времени, но все времена наложили отпечаток на внешность, все их он переживал. Еще у Иствуда простоватое лицо, в нем нет эдакого благородства древнего рода. Но! Поиски принесли картинки из фильма «Непрощенный» и вот там Иствуд дорос до литературного героя внешне. И там Иствуду, кстати, шестьдесят два года.

kinopoisk.ru
Читать далее

Николай Желунов. АБС, «Град обреченный»

Как по-вашему, о чем этот роман? Почти все отзывы на него звучат так: красиво, грандиозно, но ничего не понятно.

град1

Расскажу я о том, что в нем увидел. Во-первых – это автобиографическое исследование (рабочее название романа «Мой брат и я»), то есть книга о самих Стругацких. Написанная в стол, почти без надежды на публикацию. Все персонажи – проекции характеров АБС, вернее, каких-то их частей. Две основные – Андрей (прямой и упрямый) и Изя (мятущийся интеллигент): это коллективный герой-проекция. Не АНС и БНС, но части коллективного автора. Остальные проекции – менее значительные, но тоже важные: миролюбивый и спокойный Ван, рвущийся к власти и порядку Фриц, загадочный социал-демократ Кэнси, и т.д. Чем меньшую роль в сюжете играют персонажи, тем они дальше от ядра авторского внутреннего мира.
Читать далее

Книги Если. Какие демоны тебя ведут?

Нил Шустерман
«Бездна Челленджера»

Картинки по запросу нил шустерман бездна челленджера

Художественных произведений про то, как кто-то сошел с ума, свихнулся, слетел с катушек, помешался, – много. Ещё больше мир знает реальных историй о безумии, маньяках и бедных малых. Особое место в калейдоскопе сумасшедших занимает роман «Бездна Челленджера» Нила Шустермана – полуправда, полувымысел, в основе которого – реальная трагедия, произошедшая в семье автора.
Сюжет романа прост: главный герой Кейден Босх постепенно сходит с ума. История делится на две части: рассказ о реальной жизни, переживаниях и отношениях с людьми вокруг, и параллельно – о путешествии Кейдена на пиратском корабле, о бурных волнах и матросах. Но история захватывает вовсе не сюжетом.
Роман построен по нисходящей спирали, как американские горки или спуск самого Кейдена в бездну сумасшествия: сначала ты катишься вниз, а потом выныриваешь и в конце концов останавливаешься. Такой резкий скачок, от которого захватывает дух. Бездна Челленджера – самая глубокая точка поверхности Земли – становится центральным образом, метафорой болезни главного героя. Когда вниз дороги нет, остается только плыть вверх, оттолкнувшись от дна.

бездна челленджера1
Читать далее

Елена Блонди. «Ястребиная бухта» — откуда взялась книга и почему

Надо сказать, я не люблю продолжений, которые призваны продлить литературную жизнь персонажей, пусть даже самых прекрасных. Пока не стала писать сама, я не слишком задумывалась о причинах, по которым автор вместо одной книги пишет целую серию. Вроде бы и так понятно, если есть удачный набор, то почему бы не использовать его еще и еще раз, мысленно проставляя после названия римские цифры. И это не обязательно плохо — почему бы и нет, если герои получились, ожили и у них есть все — места действия, характеры, чтоб попадать во всякие передряги и тд. Но все равно, думая о продолжениях, в первую очередь я вспоминала неудачи авторов и мне становилось нехорошо от мысли, что кто-то и на моих любимцев посмотрит со вздохом, типа шли бы вы уже отдыхать под обложку, но автор не пущает.
Читать далее

Страницы 3 из 495«12345»...Далее »

Чашка кофе и прогулка