РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

7. Литературная Вселенная

Страницы 3 из 119«12345»...Далее »

Михаил Петров. Впечатления от чтения: Евгений Туинов «Спасти и сохранить»

Подходишь к старому книжному шкафу, набитому теми книгами, о которых в детстве думал, что никогда и ни за что. Но прошло тридцать с лихуем лет, и рука сама порой тянется. И вот одна такая, из начала 80-х. Из аннотации: «посвящен социально-этическим и морально-нравственным проблемам современности». Такое кого угодно отпугнет, особенно молодой не окрепший в начале восьмидесятых организм. Персонажи — работники «научпопа» (лениградской студии научно-популярных фильмов) — по нынешнему для меня замануха. А ведь хорошая книжка, даже отличная, так писать — можно позавидовать. Только вот какая штука. Роман этот — махровая такая достоевщина.
Читать далее

Воскресное чтение. Труман Капоте. Другие голоса, другие комнаты (отрывок из романа)

(чтение Квинто Крыси и Елены Блонди)

Первое издание книги, январь 1948 год, жесткая обложка

Ее отчужденная манера вести разговор больше не вызывала у Джоула враждебности, а только некоторую неловкость. Вообще женщины ее возраста – между сорока пятью и пятьюдесятью – были с ним довольно ласковы, и он воспринимал их симпатию как должное; если же, в редких случаях, расположения не возникало, он знал, с какой легкостью может его добиться: улыбка, печальный взгляд, тонкий комплимент:
– Знаете, мне так нравятся ваши волосы – очень цвет красивый.
Лесть не произвела явного действия, поэтому:
– И комната такая хорошая.
Тут он попал в цель.
– Я всегда считала, что это самая милая комната в доме. Здесь родился кузен Рандольф: на этой самой кровати. И Анджела Ли, мать Рандольфа… красавица… родом из Мемфиса… здесь умерла… всего несколько лет назад. С тех пор мы комнатой не пользовались. – Она вдруг вскинула голову, словно услышав далекий звук; прищурилась, потом совсем закрыла глаза. – Ты, наверное, обратил внимание на вид из окна?
Джоул признался, что нет, и вежливо подошел к окну. Внизу, под огненными волнами зноя, лежал сад – спутанные заросли сирени и зебролистой калатеи, бегонии, плакучих ив с понурыми ветвями в нежно мерцающем кружеве листьев и низкорослых, как на восточной гравюре, вишен, раскинувших полуденному солнцу свою грубую зелень. Не запущенность была в этом продолговатом участке джунглей, а словно кто-то буйный расшвырял как попало невероятную смесь семян. Трава, цветы, кусты и лозы – все сбилось в сплошную массу. Мощные магнолии и мыльные деревья охватывали сад глухой стеной. А напротив дома, в дальнем конце, высилось нечто необыкновенное: как растопыренная рука, торчали из земли пять белых желобчатых колонн, сообщая всему вокруг вид древней, навещаемой призраками руины; дикий виноград карабкался по этим ненадежным опорам, а о среднюю колонну точил когти тигровый кот.
Читать далее

Воскресное чтение. Стихи Виктора Сосноры

(Чтение Тамрико)

Виктор Соснора.
Санкт-Петербург, 14.10.2006.
Рисунок Валерия Мишина.

Источник: cайт «Вавилон» www.vavilon.ru

 

Проба пера

Художник пробовал перо,
как часовой границы — пломбу,
как птица южная — полет…
А я твердил тебе:
не пробуй.

Избавь себя от “завершенья
сюжетов”,
“поисков себя”,
избавь себя от совершенства,
от братьев почерка —
избавь.

Художник пробовал…
как плач
новорожденный,
тренер — бицепс,
как пробует топор палач
и револьвер самоубийца.

А я твердил себе: осмелься
не пробовать,
взглянуть в глаза
неотвратимому возмездью
за словоблудье,
славу,
за
уставы,
идолопоклонство
карающим карандашам…

А требовалось так немного:
всего-то навсего —
дышать.

Читать далее

Тамрико. К юбилею Виктора Сосноры

Виктор Соснора. Автопортрет

(Виктор Соснора. Автопортрет)

Боже, как непоколебимо уверен человек (в данном случае я) в своём невежестве! Где-то в середине 80-х, готовясь к уроку, искала стихи о Великой Отечественной войне. Тогда и попалось на глаза это имя – Соснора. Думаю, что зацепило не имя, а стихи. Что-то обратило на себя, и имя не забылось. Не помню, подобрала что-нибудь для чтения ученикам или нет. И тут опять о невежестве.
Во-первых, у меня создалось впечатление, что теперь-то знаю творчество этого поэта! Во-вторых, сложилась абсолютная уверенность, что он фронтовик. А раз фронтовик, то, наверное, ушел в мир иной.
Читать далее

С днем писателя, дорогие читатели!

пушкин1.jpg

набоков.jpg

016-бунин.jpg
Читать далее

Альбом “Человек с книгой”

x_8de25d93.jpg

Лейбл Вильгельм Мария Хубертус
Три женщины в церкви

ЭКО-система. Книги, которые хотели дойти до нас во что бы то ни стало

Жан-Клод Карьер, Умберто Эко «Не надейтесь избавиться от книг!» (отрывок)

Cover image

Ж.-Ф. де Т.: Некоторые книги вам, по-видимому, приходилось выслеживать, и иногда с большим упорством — с целью пополнить собрание какого-нибудь автора или тематические коллекции. Либо же просто из любви к красивым вещам, либо потому, что какая-то конкретная книга что-то для вас значит. Не могли бы вы поделиться с нами какими-нибудь историями об этом кропотливом детективном труде?

 

Ж.-К. К.: По этому поводу могу рассказать вам, как лет десять назад я нанес визит директрисе Национального архива. А нужно сказать, во Франции — думаю, как и во всех странах, где есть архивы, — каждый день к зданию архива подъезжает грузовик и вывозит кучу старых документов, которые было решено уничтожить. Нужно же освобождать место для всего того, что поступает в архив ежедневно. Здесь тоже что-то приходится уничтожать, тоже нужно что-то отсеивать, таков закон жизни.
Иногда, пока грузовик не приехал, к архиву пропускают тех, кого называют «papiéristes», — любителей старых бумаг, нотариальных актов, брачных договоров, — они приходят и бесплатно копаются в том, что ждет уничтожения. И вот эта директриса рассказывает мне, что однажды она приходит на работу, а ей навстречу выезжает один из таких грузовиков. Мне очень нравится словосочетание «наметанный глаз». Глаз, который научился видеть, глаз, ожидающий что-то увидеть. Директриса отходит в сторону, пропуская грузовик, и вдруг замечает торчащий из огромного тюка кусок пожелтевшей бумаги. Она немедленно останавливает грузовик, просит открыть тюк и находит там одну из редких известных нам афиш «Блистательного театра»[210] Мольера — тех времен, когда он еще ездил по провинциям! Как туда могла попасть эта афиша? И почему ее отправили на кремацию? Сколько ценных документов, редких книг были уничтожены просто по рассеянности, по недосмотру, по небрежности? Людская небрежность нанесла книгам, быть может, больший ущерб, чем те, кто уничтожал их сознательно.
Читать далее

Воскресное чтение. Харпер Ли «Убить пересмешника» (отрывок из романа)

(чтение Елены Блонди)

To_Kill_a_Mockingbird.JPG (271×400)

Обложка первого издания романа, США, 1960 г

Харпер Ли
Убить пересмешника

Юристы, наверно, тоже когда-то были детьми.

Чарлз Лэм

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

c629c1e73c3290581ffcba4fd504f00c-d8gv6ws.jpg (750×964)

1

Незадолго до того, как моему брату Джиму исполнилось тринадцать, у него была сломана рука. Когда рука зажила и Джим перестал бояться, что не сможет играть в футбол, он её почти не стеснялся. Левая рука стала немного короче правой; когда Джим стоял или ходил, ладонь была повёрнута к боку ребром. Но ему это было всё равно — лишь бы не мешало бегать и гонять мяч.

Через несколько лет, когда всё это было уже дело прошлое, мы иной раз спорили о событиях, которые к этому привели. Я говорила: всё пошло от Юэлов, но Джим — а он на четыре года старше меня — уверял, что всё началось гораздо раньше. Началось с того лета, когда к нам приехал Дилл, сказал он — Дилл первый придумал выманить из дому Страшилу Рэдли.

Я сказала, если добираться до корня, так всё пошло от Эндрю Джексона. Если б генерал Джексон не прогнал индейцев племени Ручья вверх по ручью, Саймон Финч не приплыл бы на своей лодке вверх по Алабаме — и что бы тогда с нами было? Людям взрослым уже не пристало решать спор кулаками, и Мы пошли и спросили Аттикуса. Отец сказал, что мы оба правы.
Читать далее

Воскресное чтение. Гришэм Джон «ПОХИЩЕНИЕ» (Теодор Бун — маленький юрист)

(чтение Сергея Рока)

отрывок из романа

Похищение. Теодор Бун - маленький юрист

Глава 1

Эйприл Финнимор похитили под покровом ночи, где-то между 21.15, когда она в последний раз говорила с Тео Буном, и 03.30 утра, когда мать вошла в ее спальню и поняла, что дочь исчезла. Похоже, похищение проходило в спешке: кто бы ни забрал Эйприл, этот человек не позволил ей взять что-то с собой. Ее ноутбук остался дома. Хотя в спальне царил почти образцовый порядок, кое-какая одежда оказалась разбросана и трудно было понять, смогла ли Эйприл прихватить какие-нибудь вещи. Вероятно, нет, как считали в полиции. Зубная щетка девочки до сих пор стояла у раковины. Ее рюкзак лежал на кровати. Пижама валялась на полу, так что по крайней мере Эйприл дали переодеться. Ее мать — в те моменты, когда не плакала и не причитала, — сказала полицейским, что любимого сине-белого свитера дочери в шкафу нет. Любимые кроссовки Эйприл тоже пропали.

Довольно быстро полиция отказалась от версии, что девочка просто сбежала. У Эйприл не было причин убегать, заверяла ее мать, к тому же она не сложила в сумку то, что могло бы пригодиться в дороге.

После быстрого осмотра дома следы явного взлома не обнаружились. Все окна были закрыты и заперты, как и три двери внизу. Кто бы ни увел Эйприл, он закрыл за собой дверь и даже запер ее. Проведя около часа за изучением места преступления и выслушиванием миссис Финнимор, полицейские решили поговорить с Тео Буном. В конце концов, он был лучшим другом Эйприл и они обычно болтали по телефону или в Интернете ночью, перед сном.
Читать далее

Трофейное дополнение к Воскресному чтению. Андерсен до и Андерсен после

На одном из сайтов, посвященном Андерсену, есть интересная публикация — сравнение двух вариантов переводов — дореволюционного Анны Ганзен и перевода советского периода, с купюрами, относящимися к христианским мотивам.
Читать далее

Страницы 3 из 119«12345»...Далее »

Чашка кофе и прогулка