РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Учимся у классиков

Классическая публицистика от русских и зарубежных авторов

Страницы 5 из 8« В начало...«34567»...Далее »

ЭКО-система. Не пугайтесь гипертекста

Отрывок из книги Умберто Эко “Картонки Минервы. Заметки на спичечных коробках”
Перевод Михаила Визеля, Анастасии Миролюбовой

Недавно я болтал с одним другом-писателем, который был несколько смущен, вернувшись с конгресса, где говорили о гипертексте. Гипертекст — это такая чертовщина, которая позволяет компьютерному пользователю «перемещаться» (как это называется) по всему тексту, сравнивая одновременно несколько фрагментов, устанавливая соответствия между различными местами, самостоятельно изыскивая пересечения, аллюзии, связи… Это чрезвычайно полезно для множества вещей, в первую очередь в учебных и справочных материалах, но дело в том, что мой друг слышал также и разговоры о деятельности литературной.
Читать далее

Переводы Елены Кузьминой. Карин Бойе – жизнь и творчество (часть 6) / Karin Boye: Life and Work

***
1939 – лето 1941

Приблизительно в этот период поэтесса снова начала регулярно переписываться с Анитой Натхорст, с которой была знакома уже почти 20 лет. Анита болела раком кожи, пожиравшим её тело. Карин, всё еще влюбленная в Аниту, отправилась в Алингсос (Alingsås), расположенный недалеко от Гётеборга, чтобы быть рядом и ухаживать за возлюбленной. Оттуда Карин писала Марго Ханэль, заверяя её в своей неизменной преданности. Поэтесса буквально разрывалась между любовями, — что не осталось незамеченным её матерью. Мать была бы рада, если бы отношения Карин с Марго закончились, но её беспокоило психическое состояние дочери. Положение усугублялось тем, что Анита была помощницей психоаналитика Айвана Братта (Iwan Bratt), который жил в Алингсосе и чей дом она часто посещала. Карин познакомилась со многими его эмоционально нестабильными пациентами. Сам Братт был фигурой довольно спорной, а его подход к психоанализу — грубым и упрощенным.
Читать далее

ЭКО-система. Бестселлер

Отрывок из книги Умберто Эко “Картонки Минервы. Заметки на спичечных коробках”
Перевод Михаила Визеля, Анастасии Миролюбовой

В разных заметках на книжную тему часто можно встретить выражение «best seller» (обычно произносится просто «бестселлер»). Этот термин возник в Америке как обозначение любого хорошо продающегося товара и, следовательно, может быть применен также и к пользующейся успехом книге; но при перенесении в область литературы возникают два неудобства. Прежде всего, эта коммерческая категория ровным счетом ничего не говорит о качестве самой книги. Несомненно, бестселлерами являются Библия и «Пиноккио» (в том смысле, что каждый год они продолжают расходиться во множестве экземпляров), и в течение долгого времени таковыми являлись дамские романы Каролины Инверницио, хотя речь идет о произведениях (с позволения сказать) весьма отличных от вышеупомянутых. И вообще, выражение «бестселлер» покрывает четыре различных явления.
Читать далее

Переводы Елены Кузьминой. Карин Бойе – жизнь и творчество (часть 5) / Karin Boye: Life and Work


1933-1938

Одним из способов, которыми Карин Бойе старалась разрешить свои эмоциональные конфликты, найти им объяснение, стало сочинение художественной прозы. В таких романах, как «Кризис» (Crisis), «Астарт» (Astarte) и «Добродетель пробуждается» (Merit Wakes Up) она рассматривает противостояние сильной женщины и слабого мужчины, проблемы пожизненного самообмана, «кукольного дома» и другие экзистенциальные вопросы. Книги прозы, которых было написано немало, менее «безупречны», чем поэзия Бойе. Зачастую они схематичны, а герои — всего лишь носители авторских идей. В определенном смысле прозу Бойе можно считать коммерческой, каковой она и была, ведь одной из целей поэтессы было обеспечить себе доход, — задача, ставшая необходимостью в процессе посещения сеансов психоанализа. Тем не менее в своей прозе Бойе затрагивала темы важные и спорные, и публикуясь, Карин помогала другим. Это особенно верно в отношении «Кризиса», — книги, в которой изображен религиозный юношеский кризис самой Бойе и открытие ею своей бисексуальности. В 1933 году, когда была написана книга, в Швеции шло активное обсуждение либерализации законов о гомосексуализме, и документальный роман Бойе стал вкладом в общественные дебаты. После шедевра, романа «Каллокаин», «Кризис» — самое сильное прозаическое произведение Карин Бойе; его читали и широко обсуждали.
Читать далее

Цитата по случаю. Джером Клапка Джером

«Возьмем, к примеру, фарфоровую собачку, украшающую мою спальню в меблированных комнатах. Это белая собачка. Глаза у нее голубые. Нос у нее красненький с черными крапинками. Шея у нее страдальчески вытянута, а на морде написано добродушие, граничащее с идиотизмом. Не могу сказать, чтобы эта собачка приводила меня в восторг. Откровенно говоря, если смотреть на нее как на произведение искусства, то она меня даже раздражает. Мои друзья, для которых нет ничего святого, откровенно потешаются над ней, да и сама хозяйка относится к ней без особого почтения и оправдывает ее присутствие в доме тем обстоятельством, что собачку ей подарила тетя.
Читать далее

Переводы Елены Кузьминой. Карин Бойе – жизнь и творчество (часть 4) / Karin Boye: Life and Work

Среди стихотворений, которые Хагар Олссон выделила и похвалила в своей рецензии, — «В движении», «Мы – спящие дети» и «Море», которые она назвала «иллюстрацией лапидарного стиля Карин Бойе». Хотя критик сочла книжку несколько неровной, её статья несомненно способствовала тому, что поэтесса утвердилась на своем пути, а её имя вошло в список ведущих шведских поэтов современности.
Читать далее

Агата Кристи. Говорит автор…

Афоризмы Агаты Кристи

«Вот вопрос, который читатель обычно задает автору:
– Откуда вы черпаете свои сюжеты?
Великое искушение ответить: «Я всегда хожу за ними в „Хэрродс“ или „Как правило, я покупаю их в армейских магазинах“ – или бросить небрежно: „Спросите в «Марксе и Спенсере“.
Похоже, люди твердо уверены в существовании волшебного источника сюжетов, которые авторы наловчились оттуда выуживать.
Вряд ли можно отослать любопытствующих к елизаветинским временам, к словам Шекспира:
Скажи мне, где фантазия родится:
В сердцах ли наших иль в умах?
Где тот источник, что ее питает?
Скажи, скажи.
Поэтому вы просто отвечаете: «Из своей собственной головы».
Такой ответ, естественно, никого не устраивает. Если собеседник вам по душе, вы смягчаетесь и объясняете чуть подробнее:
Читать далее

ЭКО-система. Деррик, или Страсти посредственности

Отрывок из книги Умберто Эко “Картонки Минервы. Заметки на спичечных коробках”
Перевод Михаила Визеля, Анастасии Миролюбовой


Телесериал об инспекторе Деррике смотрят очень многие. В свете критического здравого смысла нет никаких причин тому, чтобы этот Деррик кому-то нравился. У главного героя водянистый взгляд, грустная улыбка вечного неудачника; одет он в скверный костюм с ужасными галстуками, как, впрочем, и все остальные актеры; интерьеры повергли бы погибшего Айядзони (Джорджо Айядзони (1947–1986) — итальянский «мебельный король», погибший в авиакатастрофе) в неизлечимую меланхолию, а экстерьеры — худшее, что может предложить Бавария (даже начинаешь сомневаться, есть ли там что-то лучшее).
Остается предположить, что сама полицейская интрига блещет оригинальностью и Деррик завоевывает публику, обнаруживая необычайную остроту ума.
Читать далее

Интервью с Кундерой (1980)/ Philip Roth interviews Milan Kundera

Перевод Елены Кузьминой

Данное интервью создано на основе двух бесед Филипа Ротом (Philip Roth) c Миланом Кундерой после прочтения переведенной рукописи его «Книги смеха и забвения». Одна встреча состоялась в Лондоне, когда Кундера впервые посетил его, вторая – во время первой поездки писателя в в США.

Он приезжал из Франции. С 1975 года Кундера и его жена живут в статусе эмигрантов — сначала в Рене (Rennes), где писатель преподавал в университете, а теперь в Париже. Во время бесед Кундера спорадически переходил на французский, но в основном говорил по-чешски, а его жена Вера переводила. Заключительный текст был переведен с чешского на английский Питером Кусси (Peter Kussi).

ФР (Филип Рот): Как думаете, скоро развалится мир?

MK (Милан Кундера): Зависит то того, что Вы имеете в виду под словом «скоро».

ФР: Завтра или послезавтра.

MK: Чувство, что мир несется навстречу гибели – очень древнее.

ФР: Значит, нам не о чем беспокоиться.

MK: Напротив. Если страх присутствует в сознании человека веками – на то есть причина.

ФР: В любом случае, мне кажется, что это беспокойство – фон, на котором происходят действия всех историй в Вашей последней книге, даже те, что носят явно юмористичeский характер.
Читать далее

25 советов от писателей

Когда Джордж Плимптон спросил Эрнеста Хемингуэя, что было бы лучшей практикой для писателя, Хем ответил: «Допустим, первое, что он должен сделать — это пойти и повеситься, потому что он понял, что писать хорошо — невероятно трудно. Затем он должен безжалостно перерезать веревку и заставить себя писать до конца своих дней так хорошо, как он только может. Так, по крайней мере, у него будет история, начинающаяся с виселицы».
25 советов
25 писателей делятся советами о работе с текстами.
1. О том, чтобы просто сидеть и делать это:
«Не нужно планировать — нужно просто писать. Все дело только в том, чтобы писать, а не мечтать об этом. Только так мы развиваем свой собственный стиль»
Филлис Дороти Джеймс, британская писательница, «современная Агата Кристи»

2. О том, чтобы начать раньше, чем вы будете готовы:
«Чем больше мы ходим вокруг да около, пока не «станем готовы», тем больше времени и возможностей мы забираем у самих себя. Наше внутреннее Сопротивление любит, когда мы медлим, когда мы излишне готовимся. Ответ: броситься вперед».
Стивен Прессфилд, американский сценарист и писатель

3. О том, чтобы найти свой режим:
«Выясните, в какое время дня вам лучше всего пишется, и пишите. Не позволяйте вторгаться в это время чему бы то ни было еще. И потом вас не будет волновать, что в вашей кухне бардак.
Эстер Фройд, британская писательница

Страницы 5 из 8« В начало...«34567»...Далее »

Чашка кофе и прогулка