РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Учимся у классиков

Классическая публицистика от русских и зарубежных авторов

Страницы 4 из 8« В начало...«23456»...Далее »

Anna_bpguide. Эдип во втузе

«Знание-сила», 2005, №9

Еще одна статья для журнала «Знание-сила» полностью обязана свои появлением студентам Севмашвтуза.Тут сплошь их слова, от меня – пересказ сюжета для затравки и комментарии.
Я читала им культурологию. Кто помнит эту историю: в 1992-м Ельцин запретил КПСС.Автоматически из программ вузов должны были уйти коммунистические предметы –все эти «истории КПСС» и «научные коммунизмы». Вот на их месте и появилась никомуне известная культурология – учебная дисциплина без науки.Ни планов, ни учебников, ни методичек. Как хочешь, так и читай.
Идеальная ситуация. Идеальная!
Ну, я и говорила со студентами о чем хотела и как хотела. Об «осевом времени»,протестантской этике и духе капитализма, паперновской «культуре два»…
В тему «Культура Древней Греции» поставила разбор мифа об Эдипе и трагедии Софокла.
Сейчас бы я «Антигону», конечно, предпочла бы.
Читать далее

ЭКО-система. ДЗАНДЗАВЕРАТА ИЗ СВИНЯЧЬИХ НОЖЕК*. Клочковатые книги

Отрывок из книги Умберто Эко “Картонки Минервы. Заметки на спичечных коробках”
Заметки о литературе и искусстве

Перевод Михаила Визеля, Анастасии Миролюбовой

В течение последних нескольких недель я слежу за дискуссиями, развернувшимися по такому вопросу: обладает ли Гессе литературными достоинствами, оправдывающими его непрекращающийся триумф? Мне кажется, что эта тема заслуживает внимания не столько из-за самого Гессе, сколько из-за того, что благодаря ему снова поднимается на щит тяжкое недоразумение: будто между художественным уровнем произведения и его успехом не просто отсутствует прямая зависимость, но имеется зависимость строго обратная. Эта точка зрения стала чрезвычайно популярной после распространения массовой культуры (с середины XIX века по наши дни), в которой всякий продукт норовит сделать публике глазки и потрафить ее наименее почтенным мыслям. Но в том, что касается литературы и искусства, необходимо признать: образ великого, но не признанного при жизни и несчастного артиста является не более чем романтическим штампом, раздутым к тому же авангардистами начала XX века. Они последовательно ставили перед собой задачу обесценить современные им вкусы, и неприятие частью публики служило показателем того, что это получилось. Но то, что работало в случае с Пикассо, позволило многим неудачникам возомнить себя анти-Артузи[Пеллегрино Артузи (1820–1911) — литературный критик, более известный как автор знаменитой кулинарной книги «Кухонная наука, или Искусство хорошо поесть» (1891), выдержавшей много переизданий и считающейся классической.] — только на том основании, что их «лакомства» вызывали тошноту.
Читать далее

Чашка кофе с Еленой Блонди. Цитата из чтения или Как влить в наперсток океан…

— Сам знаешь, я переплывал Иравади ночью, когда город Лангтангпен брали, нагишом переплывал и ничего не боялся. А где я был при АхмедКхеле, ты тоже знаешь, и еще четыре проклятущих патана знают. Но тогда был крайний случай, про смерть я и не думал. А теперь я стосковался по дому, и все тут! Не то чтобы я к мамочке хотел — меня дядя вырастил, — нет, я по Лондону стосковался. По всяким там его звукам, по знакомым местам, по вони лондонской. Под Воксхолл-бридж всегда апельсиновой кожурой, асфальтом и газом пахнет. Проехать бы по железной дороге в Боксхилл с девчонкой на коленях и с новенькой глиняной трубкой в зубах. А огни на Стрэнде! Всех-то ты знаешь в лицо, и фараон — твой старый друг, подберет тебя пьяного, как, бывало, подбирал раньше, когда ты еще грязным мальчишкой валялся под темными арками неподалеку от Темпла. Ни тебе караула, будь он проклят, ни тебе раскрошенных скал, ни тебе хаки — ты сам себе хозяин, глазей со своей девчонкой на то, как Общество спасания вылавливает утопленников из Серпентайна по воскресным дням. И все-то я оставил, чтобы служить Вдове за морем, а тут и баб нет, я выпивки путевой нет, и смотреть не на что, делать нечего, говорить не о чем, чувствовать нечего и думать не о чем. Господь с тобой, Стэнли Ортерис, ты глупей всех дураков в полку, считая и Малвени! Вдова сидит себе дома в золотой короне, а ты торчишь тут, Стэнли Ортерис, собственность Вдовы, отпетый болван!

(Редьярд Джозеф Киплинг. Безумие рядового Ортериса)

ЭКО-система. ДЗАНДЗАВЕРАТА ИЗ СВИНЯЧЬИХ НОЖЕК*. Радость! Возжигаюсь бесконечным

Отрывок из книги Умберто Эко “Картонки Минервы. Заметки на спичечных коробках”

Перевод Михаила Визеля, Анастасии Миролюбовой

Эта история уже всем известна: на школьном конкурсе поэзии стихотворение Унгаретти [Джузеппе Унгаретти (1888–1970) — крупный итальянский поэт, представитель герметизма.]«Безмятежность» (цикл «Бродяга» из сборника «Радость»), которое какой-то мальчишка шутки ради послал как плод своего труда, получило лишь второе место. Скандал, позор, гром и молния. Самой разумной мне показалась реакция Роберто Котронео [Роберто Котронео (р. 1961) — итальянский журналист, писатель, литературный критик.], который в предыдущем номере «Эспрессо» утверждает, что никакой преподаватель не обязан знать это стихотворение, и тот факт, что ему дали вторую премию, уже свидетельствует о поэтическом вкусе конкурсной комиссии. Но, наверное, стоит добавить к этому кое-что еще.
Читать далее

ЭКО-система. ДЗАНДЗАВЕРАТА ИЗ СВИНЯЧЬИХ НОЖЕК* Заметки о литературе и искусстве

Отрывок из книги Умберто Эко “Картонки Минервы. Заметки на спичечных коробках”
Перевод Михаила Визеля, Анастасии Миролюбовой


Почему книги продлевают нам жизнь

Когда мы сегодня читаем статьи, авторов которых беспокоит, что станет с умом человека, если появляются одна за другой новые машины, призванные заменить нашу память, во всем этом нам слышится что-то знакомое. Кто хоть немного разбирается в подобных материях, тотчас же узнает отрывок из платоновского «Федра», многократно цитированный, где фараон с беспокойством спрашивает у бога Тота, изобретателя письменности, не получится ли так, что это дьявольское ухищрение отучит человека вспоминать, а значит, мыслить.
Читать далее

Алекс Павленко. Рисованные ленты Мёбиуса (окончание)

Начало тут

Крот / Topo, El (1970) DVDRip

И в это же время Мёбиус расширяет контакты и даже выходит за рамки субкультуры комикса, например, знакомится с Алессандро Ходоровски, художником жизни и автором известного в узких кругах поклонников киноавангарда метафизического вестерна «Крот» (El Topo). Ходоровски, друг Карлоса Кастанеды и мистик, сыграл в жизни Мёбиуса очень важную роль, он ввёл молодого художника в круг эзотериков и посвятил Мёбиуса в основы той разновидности дзен-буддизма, которой подпитывалась контркультура середины 70-х.

Алессандро Ходоровски
Читать далее

ЭКО-система. Как избавиться от Windows

Отрывок из книги Умберто Эко “Картонки Минервы. Заметки на спичечных коробках”
Перевод Михаила Визеля, Анастасии Миролюбовой


Очень редко бывает, чтобы кто-нибудь в Соединенных Штатах говорил о проблемах телевидения, — если не считать семинаров исключительно для узких специалистов. Ни один журналист не будет задавать вам вопросов о господстве телевидения в современной жизни, никакая газета не поместит тревожных рассуждений на эту тему. Телевизор — это электробытовой прибор, как холодильник, и американцы считают, что его точно так же следует набивать как можно плотнее, и лишь потом проводят различие между людьми нормальными, которые открывают холодильник по утрам, чтобы приготовить себе яичницу с беконом, и ненормальными, которые открывают его днем и ночью, приобретая те ботерианские [Фернандо Ботеро (р. 1932) — колумбийский художник и скульптор, изображающий человеческие фигуры гротескно толстыми и заплывшими жиром] размеры и формы, что можно встретить только на этом континенте.
При этом в тех же Соединенных Штатах информатика получила необыкновенное распространение и достигла невероятной степени совершенства: никто больше не шлет друг другу писем, а общаются посредством электронной почты, и все равно редко случается, чтобы во время дискуссии кто-нибудь спросил, что вы думаете по поводу такого повсеместного проникновения информации. Информация есть, и всё тут.
Читать далее

Алекс Павленко. Рисованные ленты Мёбиуса

Конечно, его гражданское имя – Jean Giraud, а вовсе не Мёбиус. Как Жан Жиро он родился 8 Мая 1938 года в парижском пригороде, детство провёл у бабушки с дедушкой, листая альбомы великого графика XIX века Гюстава Доре, в 16 лет начал посещать Академию Изящных Искусств, и тогда же опубликовал свои первые профессиональные иллюстрации… Чтобы сразу покончить с этой темой: Академию он закончил, но дорога «традиционного» художника его не привлекла – он пошёл по скользкой опасной тропе рисовальщика комиксов для взрослых.

Когда ему исполнилось семнадцать, он купил билет на самолёт и полетел в Мексику, где провёл восемь месяцев и вернулся в Париж совсем другим человеком: он увидел пустыню и понял, как она прекрасна.
Читать далее

Смысловой идентификатор. Джером Дейвид Сэлинджер «Лапа-растяпа», рассказ

Почти до трех часов Мэри Джейн искала дом Элоизы. И когда та вышла ей навстречу к въезду, Мэри Джейн объяснила, что все шло отлично, что она помнила дорогу совершенно точно, пока не свернула с Меррик-Паркуэй.
— Не Меррик, а Меррит, деточка! — сказала Элоиза и тут же напомнила Мэри Джейн, что она уже дважды приезжала к ней сюда, но Мэри Джейн что-то невнятно простонала насчет салфеток и бросилась к своей машине. Элоиза подняла воротник верблюжьего пальто, повернулась спиной к ветру и осталась ждать. Мэри Джейн тут же возвратилась, вытирая лицо бумажной салфеточкой, но это не помогало — вид у нее все равно был какой-то растрепанный, даже грязный. Элоиза весело сообщила, что завтрак сгорел к чертям — и сладкое мясо, и все вообще, — но оказалось, что Мэри Джейн уже перекусила по дороге. Они пошли к дому, и Элоиза поинтересовалась, почему у Мэри Джейн сегодня выходной. Мэри Джейн сказала, что у нее вовсе не весь день выходной, просто у мистера Вейнбурга грыжа и он сидит дома, в Ларчмонте, а ее дело — возить ему вечером почту и писать под диктовку письма.
Читать далее

Переводы Елены Кузьминой.Сэлинджер о своём молчании / J. D. Salinger Speaks About His Silence (1974)

По телефону из Корниша, штат Нью-Хэмпшир, где он живет [с 1953 года — прим. автора блога], господин Сэлинджер сказал:
«В том, чтобы не публиковаться, есть удивительный мир и покой. Спокойствие. Тишина. Опубликование – это ужасное вмешательство в мою приватность. Я люблю писать. Но пишу только для себя, для собственного удовольствия».

Причиной, заставившей писателя заговорить этим холодным, дождливым и ветреным вечером, стало то, что, по его мнению, является наиболее жестоким нарушением его частного пространства: публикация «Полного собрания коротких рассказов Дж. Д. Сэлинджера», том 1 и 2. («The Complete Uncollected Short Stories of J. D. Salinger, Vols. 1 and 2»).
Читать далее

Страницы 4 из 8« В начало...«23456»...Далее »

Чашка кофе и прогулка