РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Конкурс рецензий 4

Страницы 2 из 3«123»

Эксперты конкурса рецензий. Иртыш Кейсельманн

keisy

Представляем нашего первого эксперта.

Иртыш Кейсельманн.
Возраст 62 года. Живет в Гонолулу и Валенсии. Литературный агент. Представляет интересы русскоязычной диаспоры в США и Европе. Юрист, занимается юридическим сопровождением литературных контрактов и дел об авторском и смежном праве.
Женат первым и единственным браком, имеет четырех взрослых дочерей и пять внуков.
Из беседы Иртыша с Игорем Лессом мы выяснили, что он выше всех писателей ставит Кафку, Достоевского, Пелевина. И не любит Толстого, Сорокина и Лукьяненко.
Близко знаком с Джоан Роулинг и Терри Пратчеттом.
Но это поводы для отдельных больших разговоров, а пока что Иртыш ответил на два вопроса Лесса, относящиеся к теме нашего конкурса.

Игорь Лесс:
Какого автора, пишущего мистику и ужасы вы бы приняли за единицу измерения воздействия текстов других авторов?

Иртыш Кейсельманн:
В первую очередь, это автор, чьи произведения были способны порождать в читателях волну чувств, с самыми разнообразными оттенками тревожности и страхов. Конечно же — это великий Кафка. С другой стороны тяжело даже в какой-то степени сравнивать творчество современных авторов, в большинстве своем малограмотных невежд, с какими-либо творениями Кафки. Поэтому я стараюсь соотнести прочитанные тексты (если они, конечно, не являются самоценными) с наиболее популярными авторами, чьи произведения у всех на слуху. Есть еще правда то самое, самоценное, но крайне редко. И тогда я думаю — неужели у нас появился новый Брэдбери или Лафкрафт?

Игорь Лесс:
Какая из детских страшилок пугала вас наиболее сильно и запомнилась на всю жизнь?

Иртыш Кейсельманн:
Самая ужасная страшилка в моей жизни — это часть нашей с вами общей трагической истории. И рассказал мне ее мой дядя, малограмотный одесский слесарь Василий Милоданович, история эта описывала кровавые события октября 1905 года, когда по Одессе прокатилась волна еврейских погромов. Ничего страшнее я не слышал ни до, ни после этого.

Закончился прием работ на конкурс рецензий-4

Сего дня (с некоторым запозданием) закончился прием работ на конкурс рецензий на произведения в жанре  хоррора и мистики. Огромное спасибо всем авторам, приславшим свои работы на рассмотрение. Жюри в составе наших уважаемых Кори Кей, Сергея Рока и Иртыша  Кейсельманна в ближайшие дни приступит к рассмотрению работ. Не позднее 6 октября координатор всех конкурсов «Книгозавра»  злой и ужасный Админ подведет итог и назовет победителей.

Отдельное и обязательное пожелание от Елены Блонди:

«Пусть победит достойнейший!»

Конкурс рецензий — 4. Игорь Лесс. Страхи близкие и далекие

О рассказах Иванова Петра Дамиановича

Все мы пугаемся по-разному и с разной целью. Кто-то хочет встряхнутсья. Кто-то ищет новизны ощущений, а кто-то принимает это как допинг, тайный допинг, сливающийся с собственными фантазиями и прочитанное подтверждает право человека на них. Если слишком углубляться в это, тропинка приведет к развилке с указателем “Психиатрия” и он будет написан ярко и жирно. Мы остаемся в той области, где лежат читательские интересы нормальных людей, практически все из которых читали и слушали страшилки в детстве. И очень многие, став взрослыми, продолжают принимать допинг выдуманных страхов.
Иванов Петр Дамианович пишет рассказы. Иногда страшные. Когда он сам хочет, чтоб они относились к разряду страшилок. Поэтому, упомянув о том, что Иванов Петр Дамианович пишет и другие рассказы, остановимся на страшных.
Читать далее

Конкурс — 4. Грошева Янина …и ад следовал за ним*

Полуночные бдения над рассказами Андрея Гальперина

Каюсь, до последнего дня дотянула с рецензией, а теперь её писать сложновато – вот они, висят перед моим лицом два превосходных отзыва более дисциплинированных критиков, да ещё и близких друзей. Как тут удержаться от полемических жестов, как избежать ненужных повторов и очередных фабульных спойлеров, учитывая, что речь идёт о хорроре – жанре, априори предполагающем тайну и непредсказуемый (даже если предвкушаемый) финал? Впрочем, какая здесь к чёрту тайна, все карты уже раскрыты задолго до моего появления на сетевой сцене… Отступать поздно. Будет теперь на «Книгозавре» эдакий литературно-критический тримаран с надписями «Гальперин» по правому и левому борту… Читать далее

Конкурс — 4. Агафонова Надежда. Вестник Времени откровений

Мистика – жанр неоднозначный. Как правило, мы привыкли к мистике, описывающей сверхестественные явления потустороннего мира, не подчиняющейся законам земной логике и вызывающей у читателя если не чувство ужаса, то холодка между лопатками. Будучи беспомощными при попытке разгадать причины явления, мы часто не принимаем во внимание внутренний мир героев, плавая на поверхности сюжета, в погоне за острыми ощущениями. Такое однобокое понимание жанра сужает границы нашего мировосприятия. Однако, наша оценка поступков героев, постижение их переживаний порой помогают ответить на важные философские вопросы. Познание окружающего мира и, в первую очередь, познание себя через единение с реальностями иноматериального Бытия – едва ли не главная задача мистики религиозной, акцентирующей внимание на связи с Божественным. Жаль, что этот жанр был относительно непопулярен в последние годы, что, однако, не мешало ему эволюционировать в творениях самобытных авторов.
Религиозная мистика – один из факторов, способных противостоять нивелированию и отчуждению личности и живое свидетельство этому – уникальное творчество Александра Шнайдера. Кто он – Александр Шнайдер? Иудейский писатель-мистик. Поэт. Актёр. Профессиональный чтец. Режиссёр. Сценарист. Список можно продолжать… Так кто же он на самом деле?
Читать далее

Игорь Лесс. Готика в классике. Страшная месть

Пару лет назад я поинтересовался у прелестной дочки моего друга, украшенной черными кружевами и затянутой в лаковую кожу, а что читают готы? Чем пугают себя? Она спела восторженную оду Лавкрафту, упомянула Энн Райс и конечно, сказала о Бреме Стокере.
Я полистал Лавкрафта. С трудом, надо сказать, осилил высокопарный слог и почти утонул, нет, не в ужасе, а в многочисленных подробностях и философствованиях. И стало мне грустно. Потому что были писатели, чьей целью именно и являлось — напугать, нагнать ужас. И делали они это не в пример талантливее. Все собирался я о них немного написать, но, когда через год вернулся к разговору, повзрослевшее создание, у которого прибавилось пирсинга на лице, ответило, что нынче готы уже ничего не читают… И я остыл.
Как всегда молодежное течение сошло к усредненному внешнему — повычурнее одеться, побрутальнее выглядеть. А качественная составляющая, как чаще всего бывает, осталась за бортом.
Но все равно, припомню одного из тех авторов, кого считал и считаю лучшими среди классиков, нет, не жанра, а просто лучшими.
Читать далее

Конкурс рецензий — 4. Суросевов Борис. Авто-хоррор-рецензия

Авторецензия на собственное изобретение «Августовский стрючкизм»
Знаете ли вы, что есть класс, а что есть профессионализм, и почему одно вино считается хорошим, а другое – плохим. Поясню – хорошее вино – это единица мироздания. А плохое – это мешанина из разных компонентов.
Читать далее

Конкурс рецензий-4. Анастасия Бабичева. Маленькое чудо для читателя

О рассказе «Мусорщик» Олеси Брютовой
Так бывает: усаживаешься в кресло, принимаешься за чтение сборника мистики, но вместо поводов для игр воображения и дозы адреналина получаешь только повод для грусти. Сидишь наедине с компьютером да настольной лампой и грустишь, прочитывая одну страницу за другой. И вместо леденящих кровь образов в голову снова лезут только скорбные мысли о сетевой литературе, о ее необязательности, о том, что писано-переписано, читано-перечитано… Читать далее

Конкурс рецензий-4. Каргальская Галина: Хоррор, триллер – читайте на здоровье

Рецензия на рассказы Андрея Гальперина.

Прежде чем начать писать рецензию на произведения созданные в жанрах: хоррора и триллера, перво-наперво следует разобраться, а что же это, собственно говоря, такое? Ведь сейчас оба эти понятия употребляют, если хотят рассказать о какой-нибудь страшилке.

Читать далее

Конкурс рецензий-4. Евгения Блинчик: Гальперин демонстрирует демарш или …?

Я не готова, да и не могу, рассуждать о композиции, классификации, литературных достоинствах текста, смысловой нагрузке рассказов и о прочих  вопросах литературоведения. Меня интересует внутренняя семантика представленных образов. Мною выбрано несколько рассказов с принадлежностью  к хорору и триллеру, к которым я бы хотела сделать буквально несколько комментариев. К каждому рассказу комментарии сделаны отдельно, что и определило структуру рецензии.

Читать далее

Страницы 2 из 3«123»

Чашка кофе и прогулка