РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Sivaja_cobyla. МАЛ ДА УДАЛ

«Империя мороженого»

Джеффри Форд

Я уже неоднократно говорила о свое любви к рассказам, а так же о том, как сложно отыскать достойного представителя этого жанра. Ведь рассказ как короткая программа фигуриста, как блиц-партия в шахматы или мгновенный набросок ускользающей натуры. Можно быть выдающимся гроссмейстером, но не иметь необходимой скорости мышления, или прекрасно рисовать при условии вечных переделок, а тут все должно быть сразу, сконцентрировано и сжато, без возможностей прикрыть слабости исполнения долгими прелюдиями и отступлениями. И как же радостно обнаружить чистый образец хорошего рассказа. Вот такова «Империя мороженого» Джеффри Форда. Чем же он так привлекателен? А тем, что в изящной упаковке малой формы читателю преподносится сразу несколько вопросов, над которыми интересно поразмышлять.

Основная тема «Империи мороженого», по-моему, специфика восприятия чего-то необычного, выходящего за рамки рядовых представлений. Главный герой обладает способностью воспринимать мир одновременно всеми пятью чувствами. Цвет для него имеет температуру, аромат – форму, вкус звучит, звук окрашивается светом. Таких людей определяют медицинским термином – синестетики, сразу же списывая необыкновенный дар на проклятие болезни. Так от непонятного, необычного сразу отгораживаются, как от ненормальности. А ведь на самом деле такое неприятие просто дает возможность трусливо не осознавать ущербность «нормального» взгляда на мир, его плоскую однобокость. Так родители маленького синестетика вместо того, чтобы помочь ребенку адаптироваться к огромному объему впечатлений, а, может быть, попытаться разделить его многогранные представления о действительности, просто стесняются своего необычного сына, пытаясь вылечить от природной способности. Потом же, получив солидно звучащий диагноз, и вовсе теряют к ребенку интерес. Дескать, что взять с убогого. А ведь таким образом, имея рядом уникального проводника в неизведанное, они лишают себя шанса увидеть в привычных вещах что-то новое, боятся вторжения другого измерения в обыденную реальность. Если отвлечься от необычных способностей мальчика, то это очень жизненная ситуация. Как часто мы, боясь новизны, отсекаем себе путь к расширению взглядов, говоря: «это ненормально», «это неправильно», «все думают иначе, и я как все».

Еще «Империя мороженного» зацепила меня тем, что коснулась проблемы, которая давно меня интересует. Это вопрос о том, а как происходит процесс мышления у разных людей? Как, например, представлены у них мысли: словами, картинками или, может быть, звуками? Возникает ли мысль в виде кадра кинофильма или страницы книги, она написана, нарисована или озвучена в мозгу? Может быть, «вид» мыслей определяется способностями человека? Так, писатели, например, мыслят сразу словами, а не описывают те картины, которые видят. А художникам, наоборот, сложно говорить, проще передать ощущения образом. Математик видит гармонию в значках формул, а спортсмен чувствует мысль в теле…

И вовсе уж экзистенциальный вопрос из «Империи мороженного». Кто мы, как воспринимаем себя? Мы – чужая иллюзия, сотканная из представлений других людей о нас или мы сами определяем себя? И какой я имею больше прав на жизнь: я в своем собственном представлении или я – чужая фантазия. Кто из этих я реальнее? И есть ли вообще ответ на такой вопрос? Может быть, в разные периоды нашей жизни, мы живее в том или ином качестве. А может быть, мы умираем для себя, если не видим собственного отражения в других людях. А, возможно, другие – лишь отражения нашего восприятия себя.

В общем, очень рекомендую рассказ к прочтению. Даже если не задумываться о тех вещах, о которых я тут сказала, он просто интересный и отлично написан.

 

Чашка кофе и прогулка