РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

В-Глаз от Елены Коро. Некоторые мысли о фильме «Ной» Аранофски

Посмотрела в кинотеатре «Ноя» Аранофски — в 3D. Природа в 3D — наслаждение, даже ущелья и камни, падшие ангелы уж слишком наивно, фэнтезийно поданы, но впечатляют, хотя уж как-то сказочно, впрочем, вполне в духе фильмов о Гарри Потере, подружка которого выросла и сыграла по-взрослому. А вот арт-хаусный выверт с библейским сюжетом — очень даже пришелся по душе, и нечеловеческий антураж здесь только на руку человеческим, слишком человеческим страстям и драмам. Хотя Аранофски здесь уж слишком эпичен, на мой взгляд, его выверты с психикой героини в Черном лебеде — вот где катарсис не по-децки! Но общее впечатление: катарсис не по библейски — это мощно!!!

Мне таки понравилась нить Аранофски: бог говорил с Ноем в видениях и сновидениях, бог, как это принято в библии подавал знаки в явлениях природы — и Ной четко знал, что ему делать, божье руководство осуществлялось в сновидениях и явлениях природы — четко, Ной следовал сверхъестественной инструкции, никого из людей не жалея — ибо грешники конченые — затем идет постепенный перенос — с божьего руководства — на решения и приговор самого Ноя, теперь уже Ной берет на себя божью функцию: казнить род человеческий, нельзя помиловать.

И вот возникает двойственность: Ноя и потомка Каина; Каин берет на себя туже функцию бога: он решает кого ему казнить, кого миловать, но потомок Каина — не помню, как его бишь зовут, — проклят, потому что он вопит на всю вселенную: я по образу бога, я — бог, я его не спрошу, сам построю на земле мир какой захочу. Но приходит Ной и говорит: нет, будет так, как решил бог: человечество все погибнет; я выполню миссию бога, а потом и сам умру и семья моя умрет в итоге без продолжения рода. И тут Ной переходит в крайность самоуничижения перед богом: мы не имеем права на жизнь, только животные и прочие творения наследуют новый мир. Но, по сути, потомок Каина берет на себя функцию суперэго — и его убивает Хам, мятежный сын Ноя, продолжатель по сути дел Каина, его рода мятежников и отщепенцев; а Ной, почувствовавший свою сверхъмощь в праве казнить всех и себя — по сути это гипертрофия суперэго в другую крайность: если Каин строит мир по своему подобию аки бог, то Ной берет на себя функцию суперэго — уничтожить всех людей — и себя, и весь род человеческий — и убить образ бога на корню. В этот момент Ной уже убил бога в себе, он и стал, по сути, тем самым библейским богом, который изначально задумал эту жестокую игру с образами себя — людьми, уничтожая по ходу истории человечество потопом, вырезанием младенцев, пустынями, концлагерями. Это ужасное клеймо ветхозаветного бога на его избранном народе в истории, начиная с ветхого завета и заканчивая совр историей еврейских погромов, гетто и т.п. Пусть фильм Аранофски недостаточно психоаналитичен внешне — эдакое фэнтези; но вот идея библейского божьего наказания удалась Аранофски вполне: и выбор Ноя, на самом деле Ной в этой свалившейся на него ответственности жутко гуманен: и оставив жизнь внучкам своим и себе — он — попутно или параллельно — или в апофеозе катарсиса — оставляет жить самого бога, новая история человека вновь начинается вместе с его богом — и это уже жутко, потому что дальнейшая история избранников божьих — это история постоянного испытания на жизнь: имеешь ли ты право жить — или ты жизни недостоин… И еще, в современной истории почему то эту страшную мессианскую роль ветхозаветного бога берут на себя именно те, кто такими мессиями себя возомнил, это уже целый комплекс мессианства а ля библейский бог: жить или не жить божьему народу, в частности, еврейскому народу — и это гитлеры и все те, кто вот этим комплексом одержим: дать жизнь народу — или уничтожить. А ведь это уже не выбор Каина, но право Ноя: вот это библейское мессианство. Вот вам и страх божий…
Коро

Чашка кофе и прогулка