РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

“Будущее Рэя Брэдбери. Год 2012″. Глушкова Юлия

Правила конкурса читать здесь

451 по Фаренгейту / книги, журналистика, литература

 

Смысл жизни для меня
Рёв Симфонии огня…
Я избавлю наших детей
От опасных, ложных идей.
Никто не станет умней!

Ария – «Симфония Огня»

Думаю, мало найдётся таких людей, которые скажут, что это произведение Рея Бредбери им не запомнилось или не произвело какого-либо впечатления: иначе роман не занял бы столь значимое место в мировой литературе, его не рекомендовали бы прочитать те, кто ознакомился с ним ранее. Значит, что-то есть в книге такое, что заставляет нас не просто читать или даже перечитывать её, получать удовольствие, но и делиться ею со своими друзьями, родственниками, знакомыми… Но что? Постараемся выяснить это вместе.

Необходимо подчеркнуть, что роман до сих пор не просто любят и помнят, рассказывая о нём нынешнему поколению в знак уважения к труду писателя, но ещё и потому, что спустя 59 лет после выхода в свет (роман был издан в 1953 году), он нисколько не потерял своей актуальности. Скорее, наоборот, он её увеличил. Да, «451 градус по Фаренгейту» не выглядит попыткой фантаста заглянуть в будущее и поразмыслить на тему «а что будет, если?»: это его предсказание, которое, к несчастью, исполнилось в большей мере, только с той разницей, что книги мы пока не запрещаем и не сжигаем. Но, мне кажется, близится тот день, когда по улице будут в спешке разъезжать бригады пожарников, в одной из которых работал главный герой Гай Монтэг, чтобы уничтожить очередную гору запрещённых книг…
Но это было лирическое отступление, а теперь перейдём непосредственно к краткой характеристике и разбору романа. В его основу были положены следующие рассказы: «Пожарный» (1949 год, не опубликованный) и «Пешеход» (1951 год). Как мы видим, Бредбери и до написания своего научно-фантастического романа-антиутопии задумывался о том, что ждёт человечество впереди, рассматривая во всех своих рассказах и романе очень значимые социальные проблемы тех лет:

  • кардинальная смена образа жизни и мировоззрения людей;
  • начало разрушения многих социальных институтов (например, семьи и брака: в «451 градус по Фаренгейту» у Гая не было детей, потому что жена не была против, их соседка миссис Фелпс считала, что «дети – это ужасная обуза», а миссис Бауэлс сказала: «Не терпеть  же мне родовые муки из-за какого-то там ребенка? Но, с другой стороны,  люди должны размножаться. Мы  обязаны  продолжать человеческий  род»);
  • замена жизни примитивным существованием, полным неудержимого веселья (у Бредбери  людей даже не хоронили, а кремировали, чтобы люди не грустили, не отрывались от забав),  отказ от реальной жизни в пользу искусственной, созданной СМИ и властями («родственники» по телевизору, которые заменяли и общение с друзьями, и с семьёй) – говоря современным языком «виртуальной», но поскольку у Рея не фигурирует Интернет, будем считать это условным названием;
  • увеличивающийся стремительными темпами технический прогресс (в романе это выражено такими изобретениями, как стены-телевизоры, механический пёс, радиоприёмник «Ракушка»);
  • зарождающуюся массовость потребления (уничтожение культуры как таковой, замена её одинаковыми и однотипными телепередачами и пьесами).

Последние два пункта, по словам брандсмейтера Бити, и стали «причиной нынешнего положения вещей». Полагаю, что это частично можно посчитать ответом на вопрос «В чём кроется актуальность романа «451 градус по Фаренгейту»: проблемы не решились сами собой, не исчезли, а преумножились, приобрели немного другую форму, пройдя долгий путь от далёкого 1953 года до нашего времени. Люди или не поняли, или не прислушались к словам Рея Бредбери…
Завязка романа очень проста, даже не значительная на первый взгляд, но именно эта «неброскость» всегда является ключевым моментом в жизни многих литературных героев.  Итак, с рядовым пожарником Гаем Монтэгом вечером, когда он обычно возвращается с работы домой, решает заговорить его соседка, школьница Кларисса, которая не похожа на остальных людей, знакомых Монтэгу или его современников. Именно этот и последующие разговоры с девушкой послужили отправной точкой для изменения взглядов пожарника. Он начинает  задумываться: правильно ли он поступает, сжигая книги? Счастлив ли он в своём браке? Доволен ли своей жизнью? И даже решился прочитать книгу, которую он тайком унёс и хранил раньше у себя дома, а не уничтожил.
Но глупо было бы утверждать, что лишь один разговор помог Гаю измениться. Нет, всё произошло постепенно. Всего можно выделить четыре фактора, повлиявших на него и составляющие основу произведения:

1)    беседа с Клариссой, позже погибшей из-за того, что её сбила машина, но успевшей перед смертью перевернуть всю его жизнь;
2)    женщина, которая сожгла себя в своём собственном доме с книгами, выбрав смерть вместо ареста (именно после увиденного зрелища Монтег обеспокоился: а нужно ли прочитать уничтожаемые им книги, или честно рассказать начальнику о своём поступке и терзавших его сомнениях);
3)    разговор с профессором Фабером, который вместе с Монтэгом решился «выйти из подполья» и пытаться хоть как-то противостоять существовавшей системе – он дал некоторые распоряжения Гаю и обещал научить его не только читать книги, но и понимать прочитанное, так как главный герой потерял это умение;
4)    визит брандсмейстера Бити во время мнимой болезни Монтега, вызванной шоком от увиденного зрелища с добровольно сожженной  женщиной.

Кульминация книги – побег Гая от пожарников, приехавших уничтожить его дом по донесению его жены Милдред. Здесь Гай совершил не только внезапное убийство Бити (безусловно, ужасное действие с одной стороны), но  и отчаянный, смелый поступок: он не отдал себя в руки властей, а решил бороться до самого конца, невзирая на довольно сильное препятствие  в виде механического пса, призванного найти и уничтожить опасного преступника Монтэга. Я считаю, что данный момент и желание Гая «не действовать больше по чужой указке, а думать и мыслить самостоятельно» раскрывают смысл фразы Хуана Рамона Хименеса, выбранной Бредбери в качестве эпиграфа: «Если тебе дадут линованную бумагу, пиши поперек». Из неё следует, что ты должен сопротивляться, несмотря на любые жизненные условия и невзгоды, обязан преодолевать трудности, в какой бы ситуации ты не находился, а не молча и беспрекословно «плыть по течению» в надежде на какой-нибудь исход.
В качестве развязки сюжета автор выбрал долгожданную встречу Монтэга с людьми-книгами (называются они так, поскольку каждый из них выучил наизусть какую-то книгу), о которых ему рассказал Фабер. От них он узнаёт, что власти замяли историю с ним, схватив другого человека и  выдав его за Гая, в то время как сам он перестал быть для них важен в связи с разразившейся войной. И история кончается тем, что после сброшенной бомбы, которая уничтожила город, бывший пожарник и его новые знакомые собираются идти по стране, чтобы помочь людям вспомнить утерянные ими знания, воспроизведя их из своей памяти и записав на бумагу. Но сначала Грэнджер – один из их  предводителей – говорит Гаю: «Мы должны построить фабрику зеркал, и в ближайший год выдавать зеркала, зеркала,  ничего, кроме зеркал, чтобы человечество могло хорошенько рассмотреть в них себя». Ведь они хотят, чтобы оно смогло осознать свои ошибки, прежде чем принять хранимый ими важный «груз».
Открытый финал даёт простор воображению: удалось ли им осуществить задуманное? Послушались ли их люди или прогнали? Нашли ли они всех своих сторонников? А также огромную надежду на то, что, в конечном итоге, человечество встало на путь исправления, к чему нас и призывает автор. Я постоянно думаю:  почему Брэдбери оставил своеобразную интригу в конце? Почему не завершил историю общечеловеческим раскаянием и постой         кой новой жизни? На ум приходит всего одна мысль: мы должны сами этого захотеть, а не поступить так только потому, что нам поведал всё «умный» человек. Он может лишь направить нас на тот или иной путь, но заставить совершить какой-либо настоящий и искренний поступок – никогда. Пока мы сами не решимся действовать, чтобы предотвратить данную ситуацию в романе писателя, все его мечты об исправленном будущем не будут влиять на нас. И, самое главное, благодаря этой недосказанности мы вспоминаем, обдумываем книгу. Не получается, что мы прочитали и забыли: нет! Как и весь роман, финал держит нас в неком напряжении, словно говоря, что вычёркивать из памяти данную реальность нельзя: необходимо не допустить её.

Что касается художественных образов, то здесь мало что может помочь нам охарактеризовать персонажей. Лишь детали: мелкие, но очень точные, раскрывающие героев в  полном объёме как душевно, так и эмоционально. Например, запах керосина, идущий от Гая, на который вечно жалуется его жена – мы видим, что он не только предан своей работе, но она является его образом и смыслом жизни. Желание Клариссы говорить не о себе, а других людях, что так несвойственно окружающим – это качество подчёркивает её уникальность, принадлежность к старому типу людей. Милдред не расстается с радиоприёмниками-втулками «Ракушка», что даёт нам ясно понять: жена Гая не просто чужой для него человек.  Она чужда всей жизни, ведь она существует в своём собственном мире «электронного океана звуков, музыки и голосов». Старик Фабер очень метко выразился о брандсмейтере Бити: «Он скользкий, как угорь». И действительно, речь Бити способна была сбить Монтэга с выбранного им пути, запугать его, посеять в душе сомнения, ведь он действовал не напролом, а очень медленно и аккуратно, хорошо чувствуя, какие слова нужно произнести в том или ином случае. Преклонный возраст Фабера говорит нам не только о его глубокой привязанности к прежнему образу жизни, но и наглядно объясняет, откуда у него столько рассудительности, понимания, сочувствия и способности остановить пыл Монтэга, жаждущего скорых действий.
Особенно я хочу выделить использованное Бредбери сравнение (оно может показаться вам незначительным, но я не могу обойти его стороной), сжигаемых книг с голубями, которые,  «шелестя крыльями-страницами, взлетают в огненном вихре». Не правда ли это символично, ведь голубь по христианской традиции обозначает мир. Получается, что в описанной реальности Рея уничтожение книг представляет собой установление мира и спокойствия для всех его жителей… Нам это кажется странным, но в данном варианте будущего, где привычные нам вещи кажутся абсурдом, оно является нормой и даже жизненно важной необходимостью.
Жизненная позиция у всех героев различна: Кларисса наслаждается жизнью, и не понимает, почему никто не разделяет её взгляды и предпочтения; Фабер тайно создаёт изобретения, которые могли бы пригодиться в борьбе с нынешним режимом, постоянно испытывая страх разоблачения, но, тем не менее, он не бросает попыток изменить настоящее; Милдред полностью ушла в свою собственную реальность, где важное место занимают музыка из радиоприёмника, «родственники» в гостиной, поездка на автомобиле с высокой скоростью и некоторые телевизионные программы; Гай предпочитает не задумываться о чём-либо, просто рьяно выполняя свою работу, а после стремится к иной жизни, где, по его мнению, он будет счастлив;  Бити выполняет роль своеобразного испытания Гая, которое тот всё же проходит, правда, избавившись от «врага» навсегда. Но брандсмейтер имеет ещё одну роль в произведении: он разъясняет читателям причину описанного автора положения вещей и жизни, к которой пришёл род людской. Пожарник чётко объясняет Гаю, в чём смысл их работы: «Мы  все  должны  быть  одинаковыми. Не  свободными  и равными от рождения,  как  сказано  в  конституции,  а   просто  мы  все  должны  стать одинаковыми.  Пусть люди  станут  похожи  друг на  друга как две капли воды, тогда все будут счастливы, ибо  не будет великанов, рядом  с которыми другие почувствуют свое  ничтожество. А  книга – это  заряженное ружье в доме соседа. Сжечь ее!  Надо обуздать человеческий  разум. Почем знать, кто  завтра  станет очередной мишенью для начитанного человека? Может быть, я?»
Именно все эти персонажи повлияли на становление Монтэга самостоятельной личностью, способной делать осознанный выбор, совершать поступки по собственному усмотрению, а не по «указке», что так опротивело Гаю.
И этот путь развития личности от обычного труженика, автоматически выполняющего свои обязанности и чьи-либо требования, до осознанного человека с собственными взглядами и поступками, раскрывают читателям, на мой взгляд, основную идею романа – путь человека к своей судьбе, пусть трудный и тернистый, но со светлым будущим, которое он создаст только самостоятельно при помощи и поддержке других, в процессе борьбы и саморазвития. Также автор хотел сказать нам, что при существовавших проблемах в его время мы – не отдельно взятые народы, а всё человечество! – можем рассчитывать лишь на созданную им временную реальность и не на что другое. Грустно и страшно осознавать это, не так ли? Так может, мы попытаемся хотя бы остановить часть проблем, затронутых им?  Ни для кого не секрет, что «Ракушка» – это  сегодняшние наушники, «родственники» – социальные  сети, телевизионные стены – широкоэкранные плазменные телевизоры. И многие часто не знают ни как завести, ни поддержать разговор, что уж говорить о правилах беседы! В связи с этим фраза Клариссы, что молодые люди говорят ни о чём, сыплют лишь марками автомобилей, бутиков и бассейнов, добавляя в конце  «Шикарно!» вселяет в нас не меньший ужас, чем в далёкие года двадцатого века.  «Как писателю удалось предсказать появление всех этих вещей?» — наверное, спросите вы. Никто не знает ответа на этот вопрос, но, я полагаю, для него они были неизбежны и очевидны, как для нас сейчас тот факт, что книги стали читать меньше. Как и сказал брандсмейтер Бити Гаю, время начало ускоряться, требуются не подлинные тексты, а их краткие пересказы.
Именно «451 градус по Фаренгейту», наравне  с «Марсианскими хрониками» и «Вином из одуванчиков» принесла Рею Брэдбери мировую славу, эти книги стали ассоциироваться с именем фантаста. Мне кажется, что его антиутопия отражает основные темы и проблемы в творчестве писателя. Данная книга стала одной из значимых частей вершины его творчества, своеобразным апогеем его карьеры и таланта. Но я также хочу сказать, что по этой книге нельзя судить о его стиле, поскольку большая часть произведений Брэдбери – рассказы. Даже «Вино из одуванчиков» и «Марсианские хроники», по сути, представляют собой сборники рассказов, объединённых похожими героями и общей темой, нежели единым сюжетом. Роман «451 градус по Фаренгейту» — книга, а не сборник, что очень важно помнить при характеристике творчества писателя.
Если вы спросите моё мнение о романе, то я скажу, ни сколько не сомневаясь: мне понравилась эта книга. Я читала её, не отрываясь, жадно запоминая все произошедшие события, гадая, что произойдёт с героями дальше, и как сложатся их судьбы в конце. Я безумно жалела Гая, знакомясь с описанием его быта и жизни; плакала, узнав о смерти Клариссы; как и Фабер, хотела, чтобы Гай не поддался коварству Бити, не сломался, а продолжил идти на встречу к своей мечте; безумно радовалась за Монтэга и профессора, когда они решили сотрудничать и бороться вместе; и переживала за бывшего пожарника во время погони за ним, чуть ли не молилась, чтобы всё разрешилось благополучно. И картины описанного Реем будущего и произошедшей войны надолго останутся в моей памяти как символ бездействия и слабости людей к сопротивлению, ужаса, насколько же сильна власть и пропаганда на самом деле…
А также, благодаря этой замечательной книге, я буду стараться не уподобляться обычным людям из данного произведения и никогда больше не расстанусь с книгами, ведь в них кроется вся наша жизнь и ответы на многие часто задаваемые вопросы нашего общества.

В заключение я  бы хотела выразить скорбь по поводу смерти этого великого писателя и человека, который открыто не побоялся предостеречь нас от возможных ошибок и проблем, которые, по его мнению, мы не должны иметь в недалёком будущем. К сожалению, описанные им проблемы существуют и сегодня. Но, может быть, мы постараемся, чтобы их не было ни завтра, ни послезавтра? Что скажете?

 

Чашка кофе и прогулка