РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

ТАБУРЕТКА. Козлоу «Новогоднее зло»

стройка

Был предновогодний вечер. На небе торчало пол-луны. Пол-луны покачивалось.
По улице шли Вася и Петя. Шли они громко, будто были самые главные. Вася был скромен, но пьян. Он был филолог, хотя работал в торговой компании системотехником — там за его ничегонеделанье 15 тысяч платили. Он общался через аську. Вася не матерился. Он раньше был толкиенистом. Такая фигня, вот. Несмотря на предновогоднее настроение, несмотря на смену фаз в ощущениях, к которой готовился народ, Вася был полон дум. Не то, чтобы он был философом. Настоящие философы пишут труды и сидят в бочках. Скорее, он был тихим, самозапрограммированным софистом. Он не курил.

Он вспоминал Лао-Цзы:
«Тот, чья вера слаба, не может и в других возбудить веры».
Петя же, наоборот, был развязан. Он матерился через раз. У него было пять высших образований, и он был зубной врач. Глядя в жерло своей работы, о всегда хохотал. Расслабляясь, Петя любил строить из себя босяка:
-Вась, Вась, пойдем до Васи, у Васи трава есть, — смеялся он.
-До какого такого Васи? — не понял Вася.
-Ты, да там, Вася, в натуре, братан…
-А ты читал Шатобриана?
-Кого? Ты чо, Вась?
-Разве можно жить так легко, Петь?
-А ты разве напрягаешься?
-Нет. Но нельзя не думать. Ты, как мне кажется, в пять раз образованнее меня.
-В натуре, Вась. Я знаю, у тебя кабинет полон всей этой Байды. Античные афоризмы, Геббель, Лихтенберг, Э.Кроткий, М. Амстердам, Ницше, картриджи, нафиг. Зачем, Вась, быть таким сложным в новый год? Зайдем в магазин, а? Алка нам по пятьдесят нальет. А потом пойдем до Васи. Возьмем ганджя.
-В смысле?
-Я, Вась, говорю, что мы, Вась, сейчас, Вась, пойдем до Васи. Там раскумаримся. А потом — видно будет. Ты — человек не женатый, пойдешь к нам.
-Я не люблю раскумариваться, — заметил Вася.
-Вась, это же то же самое, что читать всех этих умных авторов! — воскликнул Петя.- Одно и то же. Посмотри на меня. Я день ото дня нахожусь на серьезняках. Меня это запарило! Я хочу расслабиться!
-Конец у всех одинаков, — заметил Вася философски.
-Ух, твою мать! — возмутился Петя, — умрешь с тобой от тоски. Пойдем, путь сократим. Вася на улице Н. живет, пойдем, через трубы перелезим.
То были большие, толстые, почти, что вселенские трубы. Каждый день мимо них двигался народ. В одном месте была сооружена удобная металлическая лестница. Рядом, в уголку, было укромное место, чтобы пописать.
Словом, удобное местечко…
-Эх, бухнем! — восклицал Петя.
-Одни хотели бы понимать то, во что верят, другие — поверить в то, что понимает, — изрек Вася.
Это была труба, как труба. Но никто не знал, что перед новым годом, в минуту Ч., в дыре трубы появлялось новогоднее зло. Мигнув глазами, оно засосало Васю и Петю. Васю оно высасывало долго, и через трубочку. Петю законсервировало и взяло с собой. Петя, до моменты поедания, должен был оставаться жив. Он испытывал колоссальные муки.
До Васи, у которого дома был ганджь, они так и не добрались.

Чашка кофе и прогулка