РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Архив за день: 14 сентября 2010

Word/Image novel Уильяма Берроуза и Малькольма Макнилла

Малькольм Макнилл. Иллюстрация из книги «Здесь Ах Пуч»

В 70-х годах 56-летний Уильям Берроуз в и 23-летний художник Малькольм Макнилл создали роман, в котором иллюстрации имели не меньшее значение, чем текст. Термин «графический роман» тогда еще не был придуман и творение определили как «роман из слов/изображений» с названием «Здесь Ах Пуч» (Ah Pook is Here). Но в том виде, в котором мечталось авторам, роман так и не издали. В 1994 г сняли мультфильм по этому сюжету.

И вот сейчас независимое издательство Fantagraphics Books готовит двухтомник, в который войдет роман в его первоначальной редакции, а также воспоминания Макнилла о том, как он сотрудничал с Берроузом в течение семи лет.

По материалам http://www.openspace.ru/

Алексей Соколов. «Игорь Юганов: жмых»

Дневники, записные книжки и мемуары – высшая форма литературы. Наверное, потому, что за их непричесанностью не спрячешься, а непосредственность и красота мысли – главное, что должно быть в тексте. Не нанизанные на зрелую мысль, рассыпаются любые изысканные слова. Добавьте сюда красоту картинки; очевидно, ту, законы которой вывела еще античная гармония. Истоки гармонии – в простой физиологии человека. Поэтому разговоры о «деконструкции», «бессилии языка», да и вообще «роли поэта» начинаются там, где не хватает умения создать что-то емкое и красивое. Лучше писать о своих ошибках.

Игорь Юганов (1956—1999) таким умением обладал. По крайней мере, в том, что касается афоризмов (той их части, где речь не идет о наркотиках или матерщине). Ничего «культового», таинственного в этих текстах нет, культовые книги написаны несколько тысячелетий назад, но как дополнение к собственной голове на плечах они годятся. И оформление «Телег и гномов» – записные книжки, отрывки – оставляет достаточно свободы для отсеивания интересного тебе. Из страницы текста получается один афоризм, а из 800 страниц книги «Бога почти нет» набегает десяток. Это и есть сухой остаток: книга фильтруются, как человек, с которым больше не живешь. На память остается горстка ракушек, а тот, кто перестанет жить с этим человеком в будущем, после тебя, выберет себе другие ракушки. Так и создастся (когда-нибудь) цельное впечатление о нас самих. И останется это «почти». Читать далее

Чашка кофе и прогулка