РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Конкурс рецензий-4. Каргальская Галина: Хоррор, триллер – читайте на здоровье

Рецензия на рассказы Андрея Гальперина.

Прежде чем начать писать рецензию на произведения созданные в жанрах: хоррора и триллера, перво-наперво следует разобраться, а что же это, собственно говоря, такое? Ведь сейчас оба эти понятия употребляют, если хотят рассказать о какой-нибудь страшилке.

Итак: триллер (thrill) — вызов острых эмоциональных ощущений. Этот жанр литературы и кино стремится создать у зрителя и читателя ощущение напряженных переживаний, волнений, запредельно острых ощущений. Здесь не обязательно показывать моря крови и подробно перечислять зверства отрицательного героя; вполне достаточно, владея определенной техникой создать сюжетное напряжение и добиться управления эмоциями человека. Непревзойденными мастерами этого жанра были: Еврипид, Агата Кристи, Артур Коган Дойл, Альфред Хичкок — которые набором простейших действий заставляли трепетать своих читателей и зрителей.

Еврипида, например, вообще обвиняли в излишней жестокости на сцене. Более того, его несколько раз изгоняли из полиса за слишком страшные пьесы, регулярно отказывали ему в наградах, но, не смотря на это, именно на пьесы Еврипида люди шли толпами и древние критики ничего не могли поделать. В ХХ веке эстафету у Еврипида перехватил Хичкок. Банальный кусок веревки до сих пор повергает в ужас миллионы зрителей по всему миру.

Хоррор (horror) — ужас. Жанр фантастической литературы, а с прошлого века и кино, которые работают со сверхъестественными явлениями в самом прямом смысле этого слова. Истоки этого жанра зародились в далекой древности, когда наши предки впервые «увидели» ожившего мертвеца.

Кто из них был более пьян, выяснить никогда не удастся, но увиденное, а главное рассказанное, так потрясло наших предков, что прочно прижилось в душах людей и, практически без изменений, дошло до наших дней.

Позже, весьма щедрую лепту в развитие хоррора внес «готический» роман. До этого все ограничивалось мифами, сказками, преданиями — устным творчеством, так сказать. Мало кто из классиков прошел мимо столь благодатной жилы: Жуковский, Пушкин, Гоголь, Лермонтов, Тургенев, Стокер, Блок, Кинг и т.д.

Чаще всего писатель выбирает одно из  этих направлений, чтобы не распылять свои силы и время, хотя, и триллер и хоррор уже давно вобрали в себя черты друг друга и совершенно спокойно живут и развиваются, не став от этого ни лучше, ни хуже. И очень редко можно встретить автора, который развивает оба направления, совершенно не смешивая их. Поэтому можно смело сказать, что рассказы Андрея Гальперина — счастливое исключение из этого правила.

Серии его рассказов весьма четко и однозначно делятся на хоррор и триллер — и весьма затруднительно сказать, какой из этих циклов лучше. Тем более, что язык автора весьма жесток и максимально приближен к современности. Как недавно сказала одна наша общая знакомая: «Если ты открыл текст, который начинается словами: «Не ссы, парниша…», то можно смело пить валерьянку и получать удовольствие от рассказа. При этом совершенно не обязательно смотреть на фамилию автора — и так ясно, что это Гальперин…».

И действительно, серия мистических и полумистических  рассказов Андрея может заставить любого мало-мальски впечатлительного человека схватиться за пузырек с лекарствами, но не заставит оторваться от самого рассказа. И если «Я люблю тебя, Мэри — Сью!» откровенно и очень едко высмеивает столь милые сердцам геймеров компьютерные игры, то «Сказка, не рассказанная на ночь» может вызвать устойчивую бессонницу.

Нет, в самой завязке этого рассказа нет ничего мистического. Более того, каждая строчка поначалу вызывает лишь брезгливое недоумение и непонимание от того беспросветного ада, в котором  живет семья простого американского фермера — Остина Джейкоба Баррета. А от того, как просто и обыденно происходит ежедневное, ежечасное издевательство Остина над своей семьей, становится просто нехорошо.

Этот человек не питает привязанности ни к одному живому существу на свете. А вся любовь и забота достается репе — переростку, которую он купил у какого-то индейца. Купил не смотря на ненависть и презрение питаемое им, белым человеком, хозяином и господином, к настоящим хозяевам этой земли. А после того, как дочитываются последние строки, приходит мысль — а кто же на самом деле этот индеец, продавший семечко репы этому фермеру?

Ясно, что для индейца Остин Баррет олицетворяет захватчика, уничтожившего его мир. И открывается истинное лицо продавца — это дух мститель, пришедший на землю, чтобы выкорчевать со своей земли поработившую ее заразу. Как и положено духу мести, он предлагает фермеру такой товар, от которого тот заведомо не может отказаться, а для создания связи между ними берет у него деньги, создавая тем самым между собой и врагом прочную цепь, которую невозможно разорвать. И конец не заставляет себя долго ждать. Вся семья фермера уничтожена хищной репой, которая питалась как ненавистью духа, так и заботой Остина, дожидаясь момента, когда сможет нанести удар. И только старая, мерзкая и умная крыса справляется с убийцей, вырывая его сердце. Но сколько еще таких семян и фермеров в Америке? Судя по тому, что сейчас  там творится — много…

Другие рассказы, написанные этом жанре не менее интересны. «Мешок зла» — это просто притча, прочитав которую, так и хочется процитировать библию: «И аз воздам…».

А крохотные нечистики петросяны из рассказа «Петросян» — олицетворяют собой не только распоясавшуюся домашнюю нечисть, но и посредственность с радостью уничтожающую все, что ей непонятно и не интересно. А если учесть, что герой рассказа, гораздо ниже по уровню интеллектуального развития, чем вся его семья и просто устал этому уровню соответствовать, то можно не удивляться той скорости, с которой произошла его деградация.

Исходя из всего вышесказанного, можно понять, что хоррор автору, бесспорно, удался, даже без бесцельно бродящих по страницам полуразложившихся трупов. Но, по-моему, мнению, самые лучшие рассказы написаны Гальпериным в стиле триллера. И самыми впечатляющими из них являются: «Шесть дней» и «Блюда, входящие в рацион морских демонов».

Оба эти рассказа поражают достоверностью и безысходностью происходящих событий. Уже с первых строк начинаешь понимать, что такие вещи нельзя придумать, их надо пережить.

И наполненный болью, кровью и смертью рассказ «Шесть дней», вгоняет не в ужас, а в самый настоящий шок. Ты ощущаешь себя и тем мальчишкой, который разворотил себе из автомата полголовы; и теми дезертирами, которые не просто сбежали не выдержав издевательств, но и принялись мстить всем встретившимся им на пути людям; и тем глупым любителем сувениров из боевых снарядов, умирающего на руках столь же глупых и необученных товарищей около пьяного хирурга. Но еще больший ужас вы ощутите, заглянув в души трех главных героев увидев ту бездну, куда их кинули, закрывая свои просчеты «отцы-командиры». И остается такое ощущение, что это именно ты сам стоишь на посту № 1, а тебе на голову медленно капает кровь и падают кусочки подсохших мозгов.

А читая «Блюда, входящие в рацион морских демонов», вы погрузитесь в не менее страшную реальность, разбавленную еще и страшной безысходностью от смерти своей Родины, от осознания своей беспомощности и понимания, что рушится не просто твоя жизнь, а весь мир. А от сцены описывающей ребенка изуродованного сторожевой собакой, за то, что малыш, подгоняемый голодом, пробрался к его миске — становится по-настоящему плохо. И здесь не помогает ни корвалол, ни валидол и, ни какие другие лекарства. И приходит понимание — это мы «морские демоны», это мы — люди, пожирающие других людей… И не надо придумывать для этого никаких зомби, мы все делаем сами… И вот это осознание впечатляет в этом рассказе сильнее всего…

Но пересказ рассказов и выводы, сделанные на их основе не могут передать истиной атмосферы тех ощущений, которые возникают при чтении. Автор в полной мере владеет техникой создания и управления нужного настроения и вызова острейшего всплеска эмоционального напряжения. По-моему скромному мнению, Гальперину это удается куда лучше того же Стивена Кинга, чьи образы откровенно несут на себе отпечаток переживаний испытанных им вследствие приема наркотических средств, которые «король ужасов» употребляет в лошадиных дозах, чтобы подхлестнуть свое извращенное, но уже порядком истощившееся воображение, даже не предполагая, что обыкновенная жизнь предоставляет столь же обширный и благодатный материал; чего в рассказах Гальперина нет. Все его вещи это его опыт и чувства, через которые он прошел.

Поэтому, любители ужасов — не пугайтесь грубоватого стиля и встречающейся кое-где ненормативной лексики. Пейте корвалол и читайте Гальперина. Получите удовольствие — уверяю вас!

02.09.09г.

г. Симферополь.

Чашка кофе и прогулка