РЕЦЕНЗИИ НА КНИГИ * ВСЕ О ЛИТЕРАТУРЕ * ЧТО ПОЧИТАТЬ? * КЛАССИЧЕСКАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА * ОБЗОРЫ И НОВИНКИ

Георгий Петрович. Культура чтения

Интервью писателя Георгия Петровича на радио «Эхо Москвы»

Петрович о «Культуре чтения»
Радио «Эхо Москвы в Омске»
Ведущие:
Вячеслав Суриков, Татьяна Лишневская

Вячеслав Суриков Какая литература с вашей точки зрения наиболее востребована современным читателем?
Георгий Петрович Никакая. Если взять срез самого массового читателя, то читают дешевые детективы. А те, кто читают серьезную литературу, это очень тонкая и размытая прослойка. Я много думаю об этом. Мне кажется, что в этом виновато в основном телевидение, потому что основную часть информации современный человек, например, моя дочь, черпает из телевизора. Недавно я смотрел интервью очень симпатичного человека, кажется, это был главный редактор газеты «Коммерсант», и он говорил, что телевидение занимается суггестией, то есть внушением, и еще один термин он употребил «идет втюхивание» человеку и, конечно, это не может сравниться с процессом получения информации через чтение. Хотя сказать, что мы были умнее, тех, кто сейчас читает мало, хотя б исходя из следующей цитаты «и не говори, отчего это прежние времена были лучше нынешних, потому что не из мудрости вопрошаешь ты». Просто поменялась ситуация. Я не могу сказать, что у нового поколения уровень интеллекта выше или ниже, но оно однозначно информированнее. Представим, что эрудиция это сумма накопленных знаний или сумма каких-то информаций. Современный человек даст фору нам в свое время много читающим. Хотя сам процесс чтения не сравниться с процессом прослушивания информации через телевизор. Хотя есть две категории людей: есть аудиалы и визуалы. Вот моя жена — аудиал, она слышит и запоминает, я — визуал, вот если б я услышал из телевизора гениальное Александра Алона: «Я с подушек в сени рвусь, я срываю дверцу, а кругом такая Русь прямо дрожь по сердцу» на меня бы так не подействовало, как когда я прочитал это. Я когда я это прочитал, работают две сигнальные системы: сначала зрительное память, а потом это записывается на магнитофонную ленту мозга еще и смысл. А потом: процесс раскрывание книги. Это процесс почти интимный. Когда я беру книгу, новую, она пахнет типографской краской и говорит с тобой один на один. А когда ты смотришь телевизор, ты в толпе: всем что-то говорят и немножко достается тебе. Я не думаю, что от этого человечество поглупело. И все-таки телевидение обладает неким развращающим свойством, и оно засоряет великий могучий русский язык, и, поверьте, я говорю это без иронии. Слава Богу, что русский язык обладает способностью к самоочищению как озеро Байкал, который травят целлюлозобумажные комбинаты, а он сохраняет свою девственную чистоту. «Как бы» заполонило нашу речь и его употребляют к месту и не к месту. Однажды я не поверил своим ушам и глазам. Человека на телепередаче спрашивают: «Это ваша супруга?», а он отвечает: «Это моя как бы гражданская жена». Будь я на месте этой жены, я бы сказал: «А ты павиан как бы мне муж. Дети как бы от тебя». Употребление слов «чисто» и «конкретно» является следствием просмотра таких программ как «Окна», когда выпячиваются самые худшие стороны человеческой натуры: предательство, гнусность, когда из этого «окна» выливаются потоки моральных нечистот.
Вячеслав Суриков Георгий, насколько часто вы обращаетесь к сети Интернет как к источникам текстов?
Георгий Петрович Пользуюсь широко, считаю его большим шагом вперед именно в плане получения информации. И опять же я скажу, что чтение предпочтительнее. Недавно я искал одну фразу Ильи Эренбурга из его хулиганского произведения «Хулио Хуренито». Мне нужно было точно процитировать фразу: «Были тычинка и пестик, козел и коза, юноша и девушка. Пришли ваши апостолы церкви и кастраты и объявили великие посты…». Я был в восторге от этой вещи, когда я ее читал. Но когда я нашел ее в библиотеке Машкова, и, перечитывая ее, я поймал себя на мысли, что читать с компьютера не так вкусно как с книги. Не потому что я ортодокс, а потому что это мое субъективное мнение. Но Интернет настолько затягивает, что им «ширяюсь» даже тогда, когда мне этого не нужно. В нем есть нечто магическое.
Татьяна Лишневская Что с вашей точки зрения происходило на книжном рынке в России в полследние годы?
Георгий Петрович Человек несовершенен. И когда книги был в дефиците, ищешь, нашел, то радуешься. А сейчас сложилась ситуация, когда люди «обожрались информации». И очень много книг. Простите за такую интимную подробность. Я в одной из деревень зашел к одной знакомой, которая когда-то работала в книжном магазине и хапала все, что попадалось, потому что никто не мог достать, а она доставала. Ей нужен был Булгаков, как дырка в голове, допустим, тем не менее, она его брала. И у нее в туалете на гвоздик-сотку прибит роман Толстого «Война и мир». Когда я посетил туалет, странички были оторваны до совета в Филях. Уверяю вас, что эта дама не читала Толстого. Она его прибила в туалете, ну удобно, правда, большой том все-таки. И вот такое громадное количество литературы, в глянцевых журналах ярких привлекательных, с клубничкой вытесняет литературу достойную. Но опять же, эта литература для определенного сорта людей. Потому что журналы издаются большим тиражом и пользуются спросом, чем тот же испытанный «Новый мир», или «Дружба народов», которая выходит тиражом пять тысяч семьсот экземпляров, для России это ноль, хотя там печатаются достойные авторы. Это печально.
Вячеслав Суриков Надо сказать, что в условиях рынка, сейчас в книжных магазинах можно найти почти все, на любой вкус, практически любого автора.
Георгий Петрович Несомненно, рынок это хорошо. Кто-то читает Маринину, кто-то читает Дашкову, а кто-то ищет Мураками. Главное, чтобы это было доступно. Мне кажется, что все устаканится. Вставать на позицию, вот мы были умнее, вот мы больше читали, мы не смотрели этот гнусный телевизор. Эта точка зрения не столько ортодоксальная, сколько не совсем мудрая. Где-то на территории бывшего Урарту, это территория современной Армении, на этом камне было написано, что современная молодежь не уважает стариков, ведет себя развязно, что они аморальны, что они безнравственны, что будущего никакого нет. Две тысячи лет! А может быть больше… А мир не остановился и не рухнул в тартарары. Так что ребята, мне кажется, что все будет хорошо. Все станет на свои места. Каждый получит и найдет ту книгу, которую он хочет.
Татьяна Лишневская Как обстоят дела с чтением в Германии, где вам приходиться бывать?
Георгий Петрович Пусть на меня не обидятся немцы, но русские более читающая нация. У немцев издается Гонзалек гигантским тиражом, который считается специалистом по России. Я не поленился, прочитал книгу от корки до корки на немецком языке, которая называется «Деферданте дер ТайгА». Немцы почему-то упорно говорят тАйга, а не тайгА. Может быть, для них это благозвучнее. Специалист по русскому языку дает рецепт «розольника», то есть рассольника. Значит, оказывается, рассольник по Гонзалеку варят из капусты с яйцами, про огурцы он вообще ничего не говорит. Но это частный пример. Но его читают, и он издается громадным тиражом. Я прошу прощения перед немецким читателем, но российский ребенок забивает немецкого в области математики и физики по всем статьям. В отличие от человека, который родился в Германии, он быстрее считает устно, и больше читает, чем немцы. Ханыга, забулдыга, бомж цитировал мне «Аутодафе Надзаретской Маруси» Аркадия Кутилова — я чуть не заплакал: алкоголик, стоял на рынке. И мы с ним просто так разговорились, он меня уверял, что это лучшая вещь, которую он прочитал. Уверяю вас, что немецкий бомж не читает, сколько читают российские люди, и это прекрасно.
Вячеслав Суриков Как существует русская литература за рубежом? Сложился ли там читательский круг, в котором они могут быть востребованы?
Георгий Петрович Вы разговариваете с человеком, который имеет тесный контакт с факультетом славистики древнейшего университета Германии имени Гуттенберга. Почему я общаюсь с факультетом славистики, потому что я обращаюсь в библиотеку этого факультета. Руководит кафедрой там замечательный человек — профессор Люк, немец, который самостоятельно досконально изучил русский язык. Что они читают? Гордясь собой, скажу, что он читает мою книгу и ориентируется на состояние современной прозы по моей книге «Серебро на холмы Галилейские». Может быть, это нескромно с моей стороны и, может кто-то подумает, что я страдаю манией величия, патологический хвастун, но мне недавно позвонила фрау Бон, это Ольга Бон, она — русскоговорящая, она работает в библиотеке на кафедре славистики, и попросила, чтобы я предоставил им несколько книг, потому что те затаскали студенты, именно «Серебро на холмы Галилейские». Это очень приятно. Но, вообще читают все и библиотека громадная. Мне недавно понадобилось уточнить место, где Григорий Мелихов скакал против сотни красноармейцев. Это оказалось в бою под Свиридовым — я не знал, как называется это местечко. Я пошел и без всяких проблем нашел эту книгу — громадная библиотека русская. И, вообще, те, кто этим занимается… Я только что сказал, что русские больше читают, но все-таки определенный немецкий слой интеллектуалов, те, кто этим интересуется, они читают много и добросовестно и продуктивно.
Вячеслав Суриков Какими должны быть современные библиотеки, это хранилище информации или место, где можно встретиться, поговорить о книгах в том числе.
Георгий Петрович Я могу сказать, что в библиотеке Пушкина (самая крупная билиотека в Омске — прим. ВС), а ведь великолепная библиотека с громадным количеством книг, атмосфера не очень домашняя, а в библиотеке Ленина, бывшая центральная там как-то уютнее. Библиотека это то место, где я книгу могу взять домой, а не просто прийти в читальный зал и заткнуть уши, чтобы не слышать, как зазвонит мобильник у меня или у соседа и в этом есть какое-то напряжение и отсутствие уютности, комфорта чтения. В моем представлении нужно взять книгу, придти домой, лечь. Вот для меня лично лечь и погрузиться в процесс чтения. Являются ли домашние библиотеки альтернативой? Когда книги были в дефиците, то тогда они имели значение. А когда они доступны, то может быть их проще найти в библиотеке. Человеку нужно иметь двадцать-тридцать любимых книг, ну сто, а зачем больше?
Вячеслав Суриков Если ты заходишь в дом и видишь шкафы, заполненные, то понимаешь, что заходишь в дом с определенной культурой.
Георгий Петрович Не всегда. Я недавно был в гостях у своего знакомого. У него полные стеллажи. Уверяю вас, он их не читал. Я начал его зондировать на интеллект и понял, что он их не читал, а собирал. Это происходит потому, что люди думают, что книги на полках это знак качества. Вот я умный. Еще очень хорошо подходит под интерьер.
Вячеслав Суриков Как вы для себя определяете насколько вам интересна та или иная книга?
Георгий Петрович Чувство вкуса к хорошей литературе формируется методом чтения хорошей литературы. Для того, чтобы оценить чужой интеллект, нужно иметь свой. Для меня не очень важно даже содержание. Вот я открываю книгу, иногда, достаточно нескольких предложений. Для меня стиль изложения важнее содержания. Конечно, важен железобетонный сюжет — нельзя читать ни о чем. Но все-таки главное это стиль, по крайней мере, для меня.

Чашка кофе и прогулка